USD 77.08 | EUR 91.36

Надпись на старой бутылке

339 |

Надпись на старой бутылке
Несколько лет назад было принято решение сохранить старинные дома по улице Чернышевского в квартале между улицами Мустая Карима и Карла Маркса (до революции они назывались соответственно Уфимской, Бекетовской и Александровской). Это два дома усадьбы Ф.Х. Ахтямова, дом П.И. Вавиловой и дом С.К. Шамина, построенные во второй половине XIX века. Жильцов многочисленных коммуналок расселили, сараюшки и каретники снесли, деревья и кусты вырубили. Можно было приступить к реконструкции памятников истории нашего города.



Начали с домов Шамина и Вавиловой. Для расчистки площадки от мусорных завалов и обследования состояния фундаментов созвали студентов Башкирского архитектурно-строительного колледжа. Ребята вооружились ломами, лопатами, носилками, и работа закипела.

Среди юных строителей был и мой внук Юра. Однажды он вернулся с ударной стройки довольный и веселый. С трофеем. Это была старая-престарая бутылка, на тулове которой еле виднелись выпуклые буквы, выполненные тиснением по стеклу. Неудивительно: нашлась она на глубине двух метров, а не где-нибудь в пыльном чулане, и пролежала в земле почти полтора века. Мы ее осторожненько отмыли от грязи, и тогда на зеленоватом стекле, подернутом радужной побежалостью и мелкими трещинками, проступила надпись: «Заведение искусств. минер. водъ Ф.Х. Грахе въ Казани».



Кто такой Грахе и каким было его заведение во времена буквы «ять»?
Фердинанд Христианович Грахе - одна из крупнейших фигур российского фармацевтического рынка до революции. Родился он в 1825 году в Ревельском уезде Эстляндской губернии. Каким ветром занесло его на берега Казанки, не ясно, можно только предположить, что кто-то из немецкой диаспоры подбросил предприимчивому юноше эту плодотворную идею. Немцев в Казани было много, и все больше по лекарской части. Общались они в своем кругу, друг друга всячески поддерживали, ходили в одну и ту же лютеранскую кирху св. Екатерины, женились на своих.



Грахе прошел курс естественных наук при Казанском университете, работал лаборантом на кафедре органической химии, затем сдал экзамены на провизора (необычный шаг для обладателя университетского диплома) и открыл аптеку поблизости от alma mater, на углу Малой Проломной и Поперечно-Воскресенской в доме Бахмана (тоже немец, кстати). В 1857 году защитил магистерскую диссертацию «О хинных корках». Предмет насущный по тому времени. Малярия была широко распространена, лечили ее хинными порошками, отличавшимися огромной дозировкой и исключительно противным вкусом. Еще Аксаков, будучи гимназистом, глотал их и потом вспоминал об этом горьком снадобье с ужасом.



Но начинал Грахе не с изготовления лекарственных препаратов, а с выпуска аналогов известных минеральных вод - вильдунген, виши, нарзан, вейнебахская, карлсбадская, адельгейдская, газированных напитков, «лимонадов газес», как тогда говорили, квасов и сидра. Питьевая вода в Казани была невысокого качества, а потому продукция Грахе быстро завоевала популярность. Вскоре фирменные бутылочки начали поставлять в другие города Поволжья и России. Так одна из них и оказалась на уфимской улице. Надо думать, это совпало со строительством дома Вавиловой приблизительно в 1884-1885 году, иначе трудно объяснить глубину ее «залегания».

Разливом воды, укупоркой и подготовкой к продаже занимались рабочие в огромных подвалах, под аптекой. Здесь мальчиком наклеивал этикетки будущий великий певец Федор Иванович Шаляпин, для Уфы человек тоже не чужой. Интересно, что через многие годы жизнь снова соединила Шаляпина с семейством Грахе. Его вторая жена Мария Валентиновна Петцольд, владелица после смерти мужа пивных заводов в Казани, находилась с ними в родственных отношениях.



Дело Грахе росло. К выпуску минералки и газировки добавилось изготовление лекарств, а затем и всего, что имело хотя бы косвенное отношение к аптеке - притираний для лица, лосьона от комаров, ветеринарных препаратов и даже красок и ваксы, проведение судебно-медицинских и бактериологических анализов. В конце ХХ века к бизнесу подключился сын Фердинанда Христиановича - Эмиль. Он был успешным практикующим врачом и всех своих пациентов направлял в папину аптеку. В фамильном производстве заведовал участком искусственных минеральных вод. И Эмиль Фердинандович, и жена его Герда Эдуардовна относились к прогрессистам. Жертвовали деньги на освобождение рабочего класса, радушно принимали в своем доме Николая Баумана, были знакомы с Горьким.

Грахе-старший умер в 1905-м. В Первую мировую войну Эмиль Фердинандович, наследник процветающего предприятия, еще больше разбогател на поставке медикаментов и перевязочного материала. Капитал его превышал миллион полновесных рублей. Сразу после Февральской революции он перебрался в Англию, почувствовав, видимо, что лучше держаться подальше от революционных преобразований. А жена и сын не успели. Оставшись в России, они прошли через все испытания, помноженные на «неправильное» происхождение.



Хозяйку дома по Уфимской улице, № 71, звали Пелагея Ивановна. Вавиловым принадлежал большой магазин в доме Зайкова по Александровской улице (Карла Маркса) рядом с магазином братьев Каримовых и Шамгулова (бывший Центральный универмаг). Богатые Вавиловы входили в лучшее уфимское общество. Пелагея Ивановна по правилам хорошего тона занималась благотворительностью, состояла в действительных членах Уфимского отдела Попечительства Государыни Императрицы Марии Феодоровны о глухонемых.

На днях я решила посмотреть, как обстоят дела с историческим уголком. Как-то не очень. Два дома отремонтированы, штукатурка снята до краснокирпичной кладки. За ними вплотную высится элитная многоэтажная громадина. На закрытых дверях вавиловского особняка красуется размашистая надпись «Продажа. Аренда».



 Дом Шамина тоже пустует. Отрадным пятном выглядят разве что побеги дикого винограда, тянущиеся с соседней стены. А владение Ахтямова полностью заброшено. Двери нараспашку, окна выбиты, полы провалились.



В Казани по-другому. Тщательно отремонтированы и дом Бахмана с аптекой Грахе, построенный в 1834 году, и рядом принадлежавший ему жилой трехэтажный дом с просторным балконом по всему второму этажу, украшенный куполом со шпилем и флюгером в виде герба Казани Зиланта. Сейчас эти здания занимает современный перинатальный центр: не прерывается связующая нить «медицинской направленности».

Анна МАСЛОВА

Фото автора.

Возврат к списку