USD 65.53 | EUR 75.92
Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

Путешественник Эмиль Жданов: "Не пользуйтесь турфирмами"

339 |

- Вулкан Ласкар в Чили активизируется каждые четыре года. Когда мы приехали в провинцию Эль-Лоа, попросили джип, чтобы проехать к подножию, однако услышали отказ: местные жители ожидали извержения, и в том году экскурсии к вулкану прекратились. Однако мы все-таки джип взяли и туда съездили - негласно. Лезем на него, а он уже весь дымит, изнутри показываются огоньки…

Думаете, это был первый рискованный эпизод в жизни Эмиля Жданова? Конечно, нет! А авантюра в Алжире? А запуск ракеты? В Южную Америку он отправился с писателем Камилем Зиганшиным, и вдвоем они покорили семитысячник Аконкагуа. А всего следы его кроссовок и любознательности остались в 50 странах. Любите вдыхать аромат странствий, хотя бы и с экрана? Тогда слушайте.

- С Камилем мы путешествовали вместе два года, а обычно я езжу один. Начать решили со столицы Чили - Сантьяго, взяли билеты, - вспоминает он. - А за день до вылета мир узнал о страшном землетрясении и цунами, постигшем страну. Удалось билеты поменять и отправиться в Лиму. И мы не пожалели. Перу - страна, где все дышит цивилизацией инков.

На перекрестке древних путей - их столица Мачу Пикчу, ничего подобного в мире больше нет. Пирамиды майя, Хеопса, гигантские треугольники и спирали плато Наска - мы с трудом, но можем представить, как удалось все это соорудить, а здесь… Блоки в десятки тонн подняты на неприступную скалу, края у них идеальные, будто обработаны лазерной пилой. Поскольку форма плит неправильная, приходилось подгонять друг к другу десятки граней. И уложено так, что не пролезет перочинный нож.

- Чудеса древних рождают различные теории происхождения человеческой цивилизации...

- Я не склонен к мистике. Но некоторые современные открытия не укладываются в теорию Дарвина. Почему, например, когда-то из обезьяны эволюционировал человек, а сегодня этого не происходит? Немножко щекотит возможность того, что когда-то у человечества мог быть контакт с инопланетным разумом.

Мест, поражающих воображение, в Южной Америке множество - недаром Артур Конан-Дойль именно сюда поместил свой «Затерянный мир». Но солончаки Уюни в Боливии - это нечто. Огромное плато, покрытое слоем соли толщиной в восемь метров, - индейцы кечуа столетиями выживали за счет ее добычи. А в середине стоит отель из соли: стены, столы, лежаки - все из нее, а на стене табличка: посетителей просят не облизывать мебель. Рядом, на озере Титикака, часть индейцев (аймара и кечуа - потомки инков) живут на плавучих тростниковых островах. Так они спасаются от бандитов, зверей, насекомых, а заодно и от уплаты земельного налога. Местные жители шутят: здесь, если постиг развод, достаточно взять пилу и распилить островок - и все, имущество поделено. Подплываешь – они выстраиваются в национальных одеждах и начинают танцевать, можно поплавать на тростниковых суденышках, построенных по принципу Кон-Тики. Словом, экзотика!

- Колорит страны складывается не только из прекрасных видов, но и из общения с местными жителями…

- Я знаю английский, французский, основы испанского, в любой стране всегда выписываю по 30-40 слов местного языка, стараюсь поговорить с местными жителями и составить мнение о них. Могу сказать, что люди в Перу простые, приятные в общении, уважительные, сдержанные, немногословные. Чилийцы более жесткие, аргентинцы - более раскованные, и, кстати, там немало карманников. Пару раз они попытались ограбить Камиля: выдернули из-под него табуретку, когда он снимал концерт. Но я был начеку и просто закрыл его сверху - фотоаппарат удалось спасти. А применять силу они не собирались. Вот Мексика, Никарагуа, Сальвадор, Гондурас - действительно опасные страны, там могут напасть. В уругвайцах заметна интеллигентность, бразильцы - живые, общительные, любознательные, а боливийцев и парагвайцев выделяет главным образом бедность. Во всех этих странах на окраинах городов имеются кварталы со старой, хаотичной застройкой: фавелы в Рио-де-Жанейро, козьба в Алжире, трущобы Мумбаи, где царствует чудовищная нищета… Как правило, люди позируют для фото довольно охотно, но часто - в расчете на монету. Хотя нередко и обратное явление: вежливо и с опаской просят сфотографироваться с ними.

Довелось мне совершить экскурсию и в глубину джунглей к первобытному племени эмбера. Все было как полагается: еда - фрукты и рыба, обряды, хижины, танцы. Но закрадывалось и ощущение некоторой искусственности: туристы там видят только молодых и красивых людей. Они дружелюбны и добродушны, внешним миром не интересуются и больших запросов к жизни не имеют. Ну а вождь регулярно контактирует с человеком в Панаме, который функционирует как райпотребсоюз, привозя все, что им нужно. Возможно даже, что изумительно красивые костюмы были изготовлены по обычаю, но не здесь - я видел рукоделие местных жителей и могу сравнивать. Побывал и на острове Амантанийя, где вязание - столь престижное занятие, что им занимаются только мужчины, причем публично - на улицах и площадях.

- В чем-то география ваших путешествий перекликается с внешней политикой России: Перу, Бразилия, Индия, Китай…

- Многие говорят: «Я был в Индии, я ее знаю». Но это великая и разнообразная страна, а человек, скорее всего, побывал в Гоа - туристической витрине и самом маленьком штате.

Еще я знаю пять супружеских пар, предпочитающих в поисках духовной истины ездить в ашрамы, есть и такие, кто побывал в Варанаси (или Бенаресе) - священном городе буддистов и джайнистов, где происходят ритуальные омовения в водах Ганга и кремации умерших. Я же прошел всю Индию с юга до севера и увидел намного больше.

На юге очень много нищеты и антисанитарии, и отношение к людям оставляет желать лучшего. Как хотите, но я не могу восхищаться Тадж-Махалом. При его осмотре мне вспомнился Никита Хрущев, который строил не мавзолеи, а хрущевки. А там тысячи дворцов божественной красоты – сколько жилья можно было бы построить на эти деньги! Впрочем, один мне все-таки полюбился - храм Хармандир-Сахиб в Амритсаре. Главное святилище располагается посреди озера, его верхние ярусы покрыты золотом… Вообще север Индии - отроги Гималаев - сильно отличается от юга, и люди там другие.

Касты соблюдаются до сих пор. Несколько раз, когда я заговаривал на улице с «неприкасаемыми», мне делали замечания, смотрели весьма неодобрительно. А как-то раз, когда опаздывал на поезд, ко мне подошел хорошо одетый мужчина и спросил, в чем дело. Поняв, что времени на объяснения нет, дал указания двум явно незнакомым людям из низшей касты. И они оперативно посадили меня на поезд, а также сообщили инструкции людям в вагоне - иначе присесть не удалось бы.

В Китае меня впечатлил парк, куда я пришел в выходной день. Люди собрались в множество кружков по интересам: шахматы, шашки, пение, музыка… Чувствовалось, что они все знают друг друга и ждали этой встречи всю неделю (ну а жилплощадь у них слишком мала, чтобы встречаться дома). Экономический прогресс уже повысил уровень жизни людей, особенно в мегаполисах - я видел даже незаселенные города, построенные вокруг будущих производств, которые пока не запущены, и небоскребы стоят пустыми. А еще удалось посетить Парк скромного чиновника. Раньше это был частный парк, принадлежавший члену партии, которого сослали за взятки.

- Вопрос «Как к нам относятся в мире?» волновал россиян всегда…

- В последние 10 лет отношение к нам заметно улучшилось. Например, когда я отправился осматривать знаменитый храмовый комплекс Ангкор-Ват в Камбодже, на второй день пошел дождь. Я растерянно бродил около гостиницы и познакомился с гостем из Южной Африки: он работал учителем в Малайзии и тоже приехал посмотреть страну. Луис привел меня к себе, включил гимн России, «Катюшу», усиленно угощал. Оказалось, что у него в компьютере больше русских песен, чем у меня! И такое было не раз и не два - в Перу, в Аргентине…

В Индии бедные люди особо политикой не интересуются. Многие Америку знают лучше, чем нас: импорт товаров, да и пропаганда работает. Ну а школьники и студенты там просто ходили за мной хвостом, задавая сотни вопросов, - впрочем, думаю, они еще практиковали на мне свой английский.

Я и сам, где бы ни был, стараюсь оставить определенное впечатление о своей стране. Например, в Рио шел по огромному пляжу Копакабана и увидел, как юноши играют в волейбол. Напросился к ним в команду, причем в слабейшую (хотя брать меня не очень-то хотели) - и каково было их удивление, когда наша команда выиграла! Или в Исландии - это одна из крайних стран, где я побывал, исключительно красивая и баснословно дорогая. В Рейкьявике я поучаствовал в шахматном турнире и, нескромно говоря, одержал победу в 12-ти партиях. «А вы играли с Вишванатаном Анандом?» - спрашивали гости-индийцы, решив, что я гроссмейстер. - «Нет, не доводилось».

К сожалению, отношение к русским ухудшается там, где много наших туристов. Собственную культурную марку за рубежом нужно выдерживать. А если обобщить, то люди всех стран в подавляющем большинстве - приятные, дружелюбные, общительные, далекие от политики и идеологических предубеждений. Со всеми хочется дружить. И я надеюсь, что после моего визита каждый из них стал думать о русских намного лучше, чем ему вдалбливали голливудскими фильмами.

- Ну а первой страной дальнего зарубежья, где вы побывали, был Алжир…

- В 1975 году меня послали туда как молодого специалиста «БашНИПИнефти». Недавно освободившаяся от власти Франции страна сблизилась с СССР, взяла курс на «ислам и социализм». Мы делали там полезное дело, уровень инженеров был очень высоким: зачастую отклоняли проекты бельгийцев, потому что наши были лучше. Ну а у меня перед поездкой родился сын. Гуляя с коляской, параллельно штудировал самоучитель французского языка. И вот отправился на встречу с замминистра нефтяной промышленности господином Бендсмина, куда нужно было обязательно являться с переводчиком. Во время разговора я понимал, что тот переводит неправильно: терминология нефтедобычи - практически отдельный язык. Несколько раз его поправил: не хотелось, чтобы нас поняли неправильно. И тогда замминистра потребовал, чтобы я приходил один. Это было неслыханным нарушением инструкций, и руководство пристально изучило меня и мое досье… Уже думал, что наступят пресловутые «24 часа» - меня вышлют обратно. Однако разрешили остаться, и я проработал там три года и даже скопил денег на «Волгу» (ГАЗ-24).

- Причем до заграничных вояжей вы как следует поездили по России…

- От Карпат до острова Кижи и Владивостока. Байкал, Алтай, Саяны, Кавказ. Нашу республику изучил еще во время студенчества. Мы были одержимыми, в поход отправлялись каждые выходные; с тех времен остался принцип: каждый раз отправляться в новое место.

А после окончания Нефтяного института я стал активным, просто вулканическим комсомольским деятелем, благодаря чему побывал во многих комсомольско-молодежных лагерях социалистического мира: в Ереване, Сочи, Грузии, Азербайджане, Болгарии. В них тогда проводились Малые Олимпийские игры, где судьями были чемпионы настоящих Игр. Я участвовал во всех видах и во многих занимал первые места. Президент лагеря обычно именовал себя «Мы» и мог отдать, например, такое распоряжение: мы повелеваем сегодня вечером вашей группе устроить концерт. Нужно было за полдня собрать джаз-банду, спектакль… Ну а дальше, будучи главным геологом разведуправления, я изучал страну во время командировок.

- Наверное, советский и сегодняшний туризм чем-то отличаются…

- Начнем с того, что под боком. Когда-то я бегал на лыжах - от Новостройки вниз и в сторону Школы МВД - очень красивый и сложный маршрут. Лес тогда был полон лыжников, часто устраивались школьные соревнования. А сегодня маршрута нет, и пыхтеть на лыжне никто не хочет. Я сам горнолыжник, но все-таки подъемник - это барство.

Сплав на катамаранах, надувных плотах - тоже легче легкого. А мы сплавлялись на байдарках - например, по горной речке Урюк, впадающей в Нугуш. Это очень рискованно: малейшая ошибка - и байдарка пополам, в лучшем случае камни ее прорежут; за один поход клеишь ее раз пять. Требуется виртуозное мастерство и скоординированность. Я сижу впереди, мы летим прямо на валун – и неминуемо перевернемся, если в последний момент я не сделаю сумасшедший гребок левой, а мой товарищ - правой, чтобы обогнуть его. Вот это спуск! Но, конечно, рассуждаю как пан спортсмен.

Если вы хотите путешествовать - у вас обязательно получится. Просто нужно один раз почувствовать вкус странствий, красоту планеты - и все. Сплавьтесь один раз по Инзеру, Зилиму, Белой до пещеры Шульган-Таш - вы увидите, что у нас есть свои Швейцария и Карпаты. А еще можно проехать по автодороге до Белорецка - летом, на невысокой скорости, делая остановки, чтобы ополоснуть в речке лицо и ноги, дальше в сторону села Аскарово… Будете визжать от восторга!

- Что вы предприняли бы, чтобы эту красоту оценили туристы со всей России, из-за рубежа?

- Красивейшие озера - Нугуш и Кандрыкуль. Говорю об озерах, потому что среди европейцев много поклонников виндсерфинга. Но лучше всего замахнуться на круглогодичный туристический центр: летом – купание, зимой – горные лыжи, катание на санях. Подходящий вариант - Арский камень: там есть река и лошадиное хозяйство, гора Арвякрязь в пяти километрах, великолепный горнолыжный центр в Белорецке.

На Кавказе о любой мало-мальски заметной горе сложены десятки легенд, и у нас стоило бы поставить творческим людям такую задачу: это важный элемент местного колорита. В Перу, выходя из катакомб, я увидел на вершине холма музыканта в национальной одежде, который наигрывал приятную мелодию на местной флейте. А в горах Коста-Рики совершил полет на канате над сельвой на высоте 200 метров и скорости 80 километров в час, во время которого меня сфотографировали. И нужно было платить 10 долларов за фото? Зато теперь могу всем его показывать! Если у нас сделать что-то подобное - получится отдельная изюминка.

А еще стоило бы приобщить туристов к походной бане. Из камней складывается жаровня, жгутся дрова, все накрывается сверху брезентовым куполом – получается настоящая парная. А из нее – снова купаться в реку! Вот это организовать, иностранцы запомнили бы. А как мы пели песни у костра! Их знали столько – могли петь несколько ночей, не повторяясь…

- Напоследок дайте несколько советов начинающим.

- Первое - знать основы английского. Второе - не пользоваться турфирмами. Нет, один раз, чтобы преодолеть психологический барьер, можно съездить по путевке, но и только. Иначе вы обречены на определенные маршруты, самые дорогие отели, а зачем вам это? Гостиниц, хостелов за рубежом много; почти в каждом городе есть «Маленькая Индия», где и находятся самые дешевые отельчики - 10-15 долларов за ночь. Или гест-хаус - это семейный отель, общая душевая, кухня - такое закрытое сообщество, где через 15-20 минут все уже друзья.

Третье - жизнь в чужой стране нужно начинать в информбюро аэропорта. Там можно даже взять карту отелей и хостелов, а иногда мне рисовали маршрут. И четвертое: в аэропорту разменивайте валюту на минимальную сумму - только чтобы доехать до города, где вы выберете наилучший курс.

- А в Уфе у вас есть любимые места?

- Их сегодня больше нет. Это частные дома по улице Пушкина - от Ленина до Театральной (она носила имя Ярослава Гашека), в одном из которых мы жили. Частные дома, дворы, сарайчики, коммуналки с длинными коридорами, у входа - примусы каждой семьи, что-то светлое, легкое, детское, все это мне иногда снится... А вот высотки - никогда. И в принципе городские джунгли меня уже не очень привлекают. А вот красоту природы хочется впитывать все больше.

Автор: Екатерина КЛИМОВИЧ.

Возврат к списку