USD 75.47 | EUR 89.89

Жизнь с выручалочкой

133 |

С Ренатом Сулеймановым мы встретились на репетиции в Доме творчества инвалидов. Вообще-то хотелось начать рассказ из дома, но Ренат Суфиянович возражал. Он попросил не создавать впечатления о беспомощности незрячих. Наоборот, они остаются активными, деятельными, не закрывающимися в своих «ракушках».

Жизнь с выручалочкой
С Ренатом Сулеймановым мы встретились на репетиции в Доме творчества инвалидов. Вообще-то хотелось начать рассказ из дома, но Ренат Суфиянович возражал. Он попросил не создавать впечатления о беспомощности незрячих. Наоборот, они остаются активными, деятельными, не закрывающимися в своих «ракушках».

Он стал инвалидом в 21 год, получив ожог глаз. Тогда почти полностью потерял зрение. Но наши, уфимские врачи творят чудеса. Он благодарен Ришату Булатову, хирургу-офтальмологу из Центра глазной и пластической хирургии Мулдашева, сумевшему частично восстановить пациенту способность видеть. Ренат Суфиянович различает свет и тьму, но ведь этого так мало!

Впрочем, он уверяет, что его жизнь ничем не отличается от быта обычного человека. Проживает он с супругой, сыном и его семьей. А всего у него трое взрослых детей. Разумеется, близкие делают все, чтобы помочь ему. В их большой квартире не принято передвигать стулья, другую мебель. Каждая вещь всегда занимает определенное место. Взял ее, попользовался – верни туда же. Передвигаться и заниматься хозяйством в квартире, где уже освоился и где без труда ориентируешься, – несложная задача.

Итак, Ренат Сулейманов встает, занимается гигиеной, одевается, завтракает – все как и обычные уфимцы. Жизнь также облегчают говорящие часы, сотовый телефон с диктофоном. Некоторые трудности возникают при выходе из дома. В магазины они стараются ходить вместе с женой – оба уже на пенсии, и времени у них достаточно. Если куда-то надо ехать, слабовидящий выбирает всегда один и тот же маршрут, на котором знает каждое дерево и каждый бордюрный камень. Ренат Суфиянович признается, и коллеги его поддерживают: трудности возникают, когда начинается ремонт тротуара, какие-то раскопки с трубами… В такой ситуации всегда находится прохожий, готовый помочь. Члены общества слепых уверяют, что уфимцев отличают доброта и отзывчивость.

Сложнее добираться в какое-либо новое место. Маршрут с женой Ренат Суфиянович определяет заранее. На переходах спасает тактильная плитка: бугорки – стой, выступающие полоски определяют направление движения – они направлены именно туда, куда следует идти.

В передвижении помогает палочка – настоящая выручалочка. Пока не коснешься ею точки, куда собираешься поставить ногу, шаг не сделаешь.
А вот собак-поводырей в Уфе всего семь. Их готовят в единственном Кинологическом центре на всю Россию, в Подмосковье, и выделяют далеко не каждому. Обучение животных – долгая и сложная наука. С рождения их держат рядом с кошками, чтобы привыкали к запаху и не реагировали на них на улице. Специальная оснастка помогает хозяину управлять помощником.

Несмотря на кажущуюся беспомощность, инвалиды по зрению не сидят дома. Обычно они собираются в правлении городского общества (улица Достоевского, 102), а также в своей библиотеке. Последняя стала настоящим культурным центром этой категории горожан.

Частые гости и в Доме творчества инвалидов. Кстати, вернусь к репетиции. При городском отделении общества слепых действует театральная студия, ежегодно разучивающая один спектакль и устраивающая представление для гостей. Не давая себе поблажек, театралы берут полноценный сценарий и отрабатывают его на совесть. На этот раз готовят уже заслужившую любовь уфимцев постановку «Шесть невест, один жених». Действо, рассчитанное на полтора часа! Участники труппы благодарны режиссеру Венеру Камалову из Национального молодежного театра имени Мустая Карима, взявшего их под свою опеку и вложившего немало сил, чтобы 25 ноября состоялась премьера…

Ренат Суфиянович попытался научить меня набирать тексты в рельефно-точечной азбуке Брайля. Разумеется, безуспешно. Сам он овладел ею, став уже взрослым. Что не помешало ему на недавних соревнованиях по скорости печатания текста занять первое место. Сразу уточню: соревнования проводились в двух категориях: для тех, кто в детстве учился в коррекционной школе и освоил письмо еще тогда, и тех, кто научился писать и читать уже потом. Конечно же, уровень мастерства у них разный.

Обучение в специальной коррекционной школе или интернате, как правило, означает, что человек лишен зрения с рождения. Происходит это по разным причинам и не все они до сих пор известны ученым. Председатель Уфимского городского общества слепых Галина Бычкова привела мне несколько примеров, когда у изначально слепых пар рождались вполне здоровые дети. Или же один ребенок видит, а второй частично лишен такой возможности.
Задал Ренату Суфияновичу деликатный вопрос: видит ли он сны. Ответ был категоричен: разумеется. Человек, лишившийся зрения в возрасте после пяти-семи лет, продолжает ночью видеть образы. Сны незрячих с рождения - иные, наполненные главным образом звуками, а также запахами и тактильными ощущениями. Подобные люди просто не знают, что такое картинка. Понятие цвета они заучивают, как таблицу умножения. И все…

Мы расстались с Ренатом Сулеймановым на тротуаре перед Домом творчества инвалидов. Он напоследок еще раз напомнил мне:

- Мы – такие же люди, как все, жалеть нас не надо. Помогать – да, но не жалеть.

Потом надел очки (обычные, не темные), развернулся и уверенно зашагал на остановку. Без палочки.




Автор: Рустем ГУБАЙДУЛЛИН.

Ренат Суфиянович общества слепых инвалидов творчества чтобы всегда место также незрячих Сулеймановым репетиции рождения Ренатом видит обычные городского помочь видеть

Возврат к списку