USD 73.74 | EUR 83.24

У финансиста нет права на ошибку

805 |

85-летний юбилей отмечает доктор экономических наук, профессор, известный финансист Мухамет Сагитдинов, почти 10 лет возглавлявший Национальный банк РБ.

У финансиста нет права на ошибку
Родился он в многодетной семье в селе Айдарали Стерлибашевского района. Уже в юности работал заведующим зернотоком, научился вести документы, успел освоить такие понятия, как «приход», «расход», «баланс». Через выписанные детской рукой накладные прошли сотни центнеров зерна – огромные богатства для тех лет. Ранний опыт, связанный с учетом, отчетностью, престижное положение деревенского мальчишки перед не очень грамотными односельчанами – все это способствовало зарождению тяги к счетной работе, определило дальнейший выбор профессии.

- Впервые в Уфе оказался в июне 1946 года. От нашей деревни до города добирались пешком – 200 км преодолели за три дня. Отец был человеком рискованным: решил продать единственную корову на столичном рынке, который располагался на месте нынешних корпусов УГАТУ. На вырученные деньги уже на вещевом рынке набрали поношенные платья, кофты, платки, чтобы перепродать в деревне. Но дома сестры, как только увидели наряды, выпросили себе. Суммы от проданных с неимоверным трудом вещей едва хватило на телку. А это значит, что большой семье рассчитывать на молоко можно было только в следующем году, - вспоминает эпизоды из детства Мухамет Шамсутдинович.

Отслужив на Тихоокеанском флоте три с половиной года, экстерном окончил 8-10 классы и поступил во Всесоюзный заочный финансово-экономический институт. В 1964 году успешно завершил его. Одновременно работал в Стерлибашевском райфинотделе, пройдя путь от рядового инспектора до заведующего. Затем руководил Стерлитамакским горфинотделом.

С 1972 года Мухамет Шамсутдинович работает в Уфе. Трудился главным экономистом треста «Башнефтестрой», заместителем по экономике управляющего трестом «Башнефтезаводстрой», замминистра финансов БАССР. С 1979 года – заведующий финансовым отделом исполкома Уфимского горсовета.

 - В конце 70-х и 80-х годах прошлого столетия от территории республики в общий бюджет страны поступало около процента доходов. В среднем на одного условного работника финансовой системы Башкирии приходится 3,5 миллиона рублей. А в Уфе эта цифра составляла около 9 миллионов. Такая интенсивность работы требовала не только высокой квалификации, но и преданности своему делу, - говорит Сагитдинов.

Заведующими районными финансовыми отделами трудились самые опытные специалисты. В промышленном Орджоникидзевском – Давия Завиевна Валиева, в Калининский райфо пригласили Талгата Файзрахмановича Фахрутдинова. Советский отдел возглавлял Мадис Маликович Фатхлисламов, Кировский – Сагит Хабибрахманович Багаутдинов, а Ленинский – Рита Амировна Муратова. В новом Октябрьском за финансы отвечал Ишмухамет Гиззатович Ялалов. Со своей командой Мухамет Шамсутдинович постоянно внедрял что-то новое. Например, занимались разработкой методики платежного баланса города. Позже эти подходы использовались и на уровне республики. Такой баланс показывал, что через бюджет расходуются госресурсы примерно в год 100 рублей в расчете на одного жителя. Доходы по Уфе мобилизовались в 1 млн 700 тысяч рублей.

- Запомнилась проверка финансового хозяйства больницы №21. Наша ревизия вскрыла вопиющие факты злоупотребления, - вспоминает Сагитдинов. – За счет сметы строящегося здания больницы приобретались дорогостоящая мебель, инкрустированная драгметаллами, позолоченная сантехника, предназначенная для личного пользования.

С 1989 года Мухамет Шамсутдинович занимал должность заместителя генерального директора по экономическим исследованиям НПО «Союзнефтеотдача», затем стал заместителем гендиректора по экономике ПО «Башкирэнерго». В 1992-2001 годах являлся председателем Национального банка РБ.

- Нетрудно представить, какое количество проблем и острых вопросов вас ожидало на посту руководителя…

- Мы жили в эпоху перемен, решения следовало принимать молниеносно. А у финансиста, как и у сапера, нет права на ошибку. Проработав несколько недель в новой должности, начал ощущать глубину пропасти между обществом и деятельностью банковской системы. Самый острый вопрос – нехватка средств в экономике. Неудержимая инфляция, которая с 1992 по 1998 год составила 3767%. Отсюда и обесценивание вкладов населения, вымывание оборотных средств у предприятий. Пока цены стремительно росли, а Центробанк не успел перестроить работу предприятий Гознака, не хватало наличных. Население не могло своевременно получать зарплату, пенсии и пособия. Отсутствие «налички» люди воспринимали острее, чем даже нехватку продовольствия. Ситуация усугублялась еще и тем, что новые коммерческие банки не спешили подчиняться Нацбанку, да и нормативной базы практически не было. Пользуясь правовым вакуумом, стали возникать печально известные финансовые пирамиды типа «МММ», «Хопер-Инвест», «Аполлон». На предприятиях росли долги по заработной плате, перед бюджетом по налоговым платежам, дебиторско-кредиторские задолженности поставщикам. В те лихие 90-е республиканское руководство старалось найти выход из кризиса. Какую бы повестку ни назначали на очередном совещании, все переходило в обсуждение финансово-денежной темы.

- Какие меры были предприняты в первую очередь?

- Изменили архитектуру межбанковских расчетов. Уже в декабре 1992 года, то есть через три месяца, мы в экспериментальном режиме начали проводить электронные расчеты. Это сейчас они прочно вошли в ежедневную жизнь, но тогда стали настоящим прорывом, что в свою очередь позволило единовременно вывести из оборота и направить на инвестиции 560 миллионов рублей в масштабах цен 1993 года. Параллельно разрабатывали и принимали ключевые документы по регулированию денежного обращения в регионе.

Даже несмотря на тысячекратное повышение номинальной стоимости купюр и безудержную инфляцию, удовлетворить спрос на наличные не удавалось. А вы знали, что один миллиард рублей весит тонну? В 90-х денежный оборот из-за трудоемкости измеряли как раз в тоннах. Счетных машин не было, все считали вручную, но самое трагичное – не хватало спецхранилищ. Огромные упаковки с банкнотами приходилось складировать в цокольном этаже здания Нацбанка. Потом пришлось арендовать помещение у банка «Восток», построившего новое здание на углу проспекта Октября и Шафиева.

В целом же банковская система тогда была устаревшей и не соответствовала задачам дня. Идеологом и главным организатором новой модели, которая даже получила название «башкирской», был именно Мухамет Шамсутдинович. Благодаря электронной технологии банки республики совершили качественный скачок, а в Национальном банке появилась новая структура – региональный центр информации. В те годы Башкортостан значительно опережал Москву и другие регионы России по темпам реформирования банковского сектора. Руководством республики было принято решение создать региональный банк – «Башкредитбанк». Отныне поступления финансовых ресурсов с таможни, бюджет РБ, Уфы, около двадцати денежных фондов (дорожный, пенсионный, социального страхования, занятости населения), счета налоговых служб перешли на обслуживание во вновь созданный банк. За счет его прибыли погашались безнадежные долги колхозов, выделялись средства на приоритетные инвестиционные программы. По мере роста авторитета «Башкредитбанка» (к концу 90-х сосредоточились 85% денежных средств региона) нарастало противостояние с коммерческими банками. Административный ресурс действовал против них по всем направлениям: «сверху» шли указания, сколько и каких клиентов перевести в «Башкредитбанк». Вскоре обанкротился Агропромышленный банк, обслуживающий все 54 сельских района РБ. Тогда же при правительстве был создан банковский Совет, где систематически рассматривались самые острые вопросы. По его решению запретили открытие структур иногородних банков. А «Башкредитбанк» из паевого перевели в акционерный.

…Мухамет Шамсутдинович и сегодня в курсе всех дел Национального банка, следит за новостями из мира экономики и финансов. Несмотря на солидный возраст, не изменяет своим многолетним привычкам: издавна является убежденным сторонником здорового образа жизни, много ходит пешком. Большую часть времени проводит на любимой даче, где с присущими ему научным подходом и дотошностью занимается садоводством. Все эти годы опорой и надежным тылом для него является супруга Фаниса Загитовна. Они сочетались браком в 1980 году (первая жена Клара Мазитовна скончалась в 1972 году после продолжительной болезни). Старшая дочь Динара – преподаватель в музыкальной школе, Гульнара пошла по стопам отца, после окончания УГАТУ работала в банке, сейчас живет в Подмосковье. Младший сын Марат работает в столице страны.

- Пятеро внуков и три правнука – моя главная надежда и отрада. Мечтаю, чтобы они занимались любимым делом и нашли свое место в жизни. Большое счастье, когда мы все собираемся вместе, такие минуты бесценны, - резюмирует наш разговор Мухамет Шамсутдинович.

Альфия ИБРАГИМОВА.

Возврат к списку