USD 63.83 | EUR 70.67

Не опоздайте к ревматологу

177 |

В 1993 году звезда Голливуда Кэтлин Тернер пропала с экранов: у нее обнаружили серьезное заболевание - ревматоидный артрит. Актрису мучили сильные боли, но затем было проведено лечение самым современным на тот момент методом пульстерапии. И Кэтлин сыграла еще в нескольких фильмах.  Сегодня заболевание остается неизлечимым, однако методов борьбы с ним стало намного больше.

Не опоздайте к ревматологу
А в 2012 году европейским сообществом врачей принята программа Treat to Target Connect - «Лечение до достижения цели вместе с пациентом». В рамках этой программы профессор московского НИИ ревматологии Наталья Чичасова провела для пациентов ревматологического отделения больницы №13 школу больного ревматоидным артритом.

- Современная фармакология позволяет добиться у всех пациентов ремиссии или хотя бы низкой активности - это и есть наша цель, - объяснила она. - Но для этого пациент должен понимать и четко выполнять все предписания врача, контролировать свое состояние вместе с ним. А врач должен иметь стратегию лечения на 3-4 года, видеть, насколько хорошо оно идет на каждом этапе, и при необходимости менять его. Надо сказать, что мы так лечили еще в 1980-е - видите, насколько опередили европейцев!

Итак, по данной программе в Европе опросили почти 2000 больных. И выяснилось, что с половиной пациентов никакой стратегии не обсуждали. В результате больные плохо представляют себе, чем грозит им болезнь, зато хорошо знают, что лекарства токсичны, и у них есть неприятные побочные эффекты. Будут ли они при этом дисциплинированно принимать таблетки?

Чем раньше, тем легче

Чем вы можете нам помочь? Сегодня известно, что болезнь начинается за 15-20 лет до проявления клинических симптомов. Но уж если появились утренняя скованность, когда трудно начать двигать руками, боли, суставы начали опухать - нужно срочно идти к ревматологу, а не пробовать народные средства. Идеально начать лечение в первые 3-6 месяцев после появления симптомов. Но, к сожалению, нередко бывает, что больные добираются до нас довольно долго, теряя драгоценное время.

Когда начинается воспаление внутри сустава, туда направляются клетки иммунной системы, которые почему-то (причина до сих пор неизвестна) принимают его ткани за чужеродные тела и атакуют их. Поэтому данное заболевание относят к аутоиммунным. Воспаленная оболочка растет и может постепенно начать разъедать покрывающий кости хрящ, а затем и сам сустав. Если «поймали» болезнь на ранней стадии воспаления, можно его подавить, и функция сустава восстановится полностью. Но если хрящ и кости уже повреждены - сустав останется ущербным, он не будет двигаться как положено.



Если начать лечить рано, то болезнь течет гораздо лучше, что подтверждено большой клинической практикой. Назначили препараты в первые 6 месяцев - практически нет разрушения суставов. У многих больных из тех, кто пришел к нам в первые полгода, суставы были полностью сохранны и через 15 лет. 33% еще могли работать, и только 7% (в основном представители рабочих профессий) - теряли возможность активно трудиться. Опоздали всего на полгода - разрушение суставов уже пошло. Треть из этой категории пациентов теряет возможность работать, и появляются такие, которые через 15 лет не могут сами себя обслуживать.

Средств - целый арсенал

Какие препараты есть сегодня для лечения артрита? Их можно разделить на четыре группы. Первая - нестероидные противовоспалительные: диклофенак, бруфен, найз, мелоксикам. Они убирают симптомы на некоторое время, но не меняют течения болезни. При этом НПВП могут плохо влиять на желудок и другие органы, разжижают кровь. Поэтому перед тем как начать лечиться, врачу нужно рассказать о себе все - и про сердце, и про почки, и про желудок. В первые годы желательно сделать фиброгастроскопию: у вас может развиться язва, а поскольку эти препараты снимают боль, вы даже ничего не почувствуете.

Вторая группа - гормональные препараты. Они очень быстро снимают боль, припухлость. Однако их желательно применять в как можно меньшей дозе - а если базисная терапия действует, вообще отменить либо сделать дозу минимальной из-за серьезных побочных эффектов, особенно при длительном приеме. В первую очередь это разрежение костей.

На сегодня наш основной инструмент борьбы - базисные препараты. Их не так много. Например, метатрексат, который эффективен у 80-90 процентов больных и при этом достаточно хорошо переносится. Если сравнивать с препаратом, которым лечили в 1970-е годы - из 100 больных год приема выдерживали максимум 30, остальным его приходилось отменять.

Главное, что надо знать: эффект от базисной терапии наступает не сразу. А больные рассуждают так: раз дали таблетку - значит, он должен наступить немедленно. Нет - ищем другого доктора. На самом деле эффект можно почувствовать через месяц-полтора: чуть меньше скованность, боли, вы легче двигаетесь… Пожалуйста, если это происходит, сообщите врачу. Если действие препарата проявилось, оно будет нарастать. А если нет - для нас это сигнал: надо что-то менять.



Три месяца до наступления эффекта надо как-то пережить - собственно, для этого и назначают нестероидные противовоспалительные. А есть базисные препараты, которые начинают работать гораздо позже: например, плаквенил - через 6 месяцев. Но вы все разные, и одному лучше подходит одно лекарство, другому - другое. И дозы тоже нужны разные. Бывают и тяжелые для нас, врачей, моменты: мы дали препарат, он начал работать, больному становится лучше и лучше, год лечится - совсем хорошо… а на втором году эффект почему-то теряется. Задача пациента - сообщить: чем раньше мы это поймем и поменяем лечение, тем лучше. Вообще нужно сообщать обо всех нетипичных реакциях на назначенные лекарства.

Четвертая группа - генно-инженерные, биологические препараты. Сегодня их даже больше, чем синтетических, и становится еще больше. Они действительно очень мощные (хотя нельзя сказать, что подходят абсолютно всем). Минус только один: цена. Для них сначала выращивается специальная культура клеток, которая потом продуцирует лекарственное вещество. Такая технология не может быть дешевой. Поэтому сегодня мы действуем по принципу: оставлять тяжелую артиллерию на крайний случай. А начало лечения простыми препаратами часто дает прекрасный эффект. За последние годы все, кто пришли на ранней стадии - в первые 6 месяцев, и лечились строго под нашим контролем - чувствуют себя практически как здоровые люди. Кто хотел - родили ребенка. Потому что они всегда знают, к кому обращаться, если с самочувствием что-то не то или в аптеке пропали таблетки.

На сегодняшний день большинство генно-инженерных препаратов оригинальные. Но уже запускаются подобные им, действующие на ту же мишень - биосимиляры, или биоаналоги. Например, ацеллбия - аналог импортной мабтеры. Я считаю, что это очень хороший препарат. Он выпускается на первом заводе для производства подобных лекарств под Петербургом.

В санаторий - с оглядкой

Теперь несколько слов о том, какое дополнительное лечение может помочь нашим пациентам, а какое - только навредить.
Абсолютно необходима физкультура (при воспалении - в разумных пределах). Суставы - вещь ленивая: если вы не будете их разрабатывать, они останутся такими, какими сделало их очередное наступление болезни. Помочь уменьшить нарушения в работе суставов могут ортопедические конструкции. Физиотерапия также может быть полезной; единственное, что нужно знать - воспаленный сустав греть нельзя. Поэтому при обострении баня исключается.



Что касается поездок в санаторий, сразу хочется предупредить: вам показаны далеко не все процедуры. В первую очередь противопоказан радон! Он вызывает медленно нарастающее, но тяжелое обострение.

Если вы принимаете любые дополнительные лекарства, биодобавки - сообщайте врачу. Это может оказаться средством от артроза. Некоторые препараты, которые показаны для артроза, при артрите вызывают обострение.

В заключение хочется сказать: несмотря на то, что мы все объясняем, больных, которые не склонны слушать нас и принимать лекарства как положено, довольно много. Между тем доказано: если пациент привержен лечению, выполняет все рекомендации - частота обострений у него в 4 раза меньше, время до достижения ремиссии - в два раза меньше. Вот и выбирайте.

Автор: Екатерина Климович

здоровье артрит

Возврат к списку