+24°C

Уфа, облачно

облачно
USD 68.63 | EUR 77.97

Никита Сошников: мне удалось перезагрузить карьеру

76 |

Лучший снайпер "юлаевцев" дал большое интервью.

Никита Сошников: мне удалось перезагрузить карьеру
Никита Сошников

Родился 14 октября 1993 года в Нижнем Тагиле.

Карьера: «Мытищинские Атланты»/«Атланты» (МХЛ) 2010 – 2014, «Атлант» (КХЛ) 2013 – 2015, «Торонто Марлис» (АХЛ) 2015 – 2018, «Торонто Мэйпл Лифс» (НХЛ) 2015 – 2018, «Сент-Луис Блюз» (НХЛ) 2018, «Салават Юлаев» (КХЛ) 2019 – по настоящее время.

- Как оцениваете прошедший сезон для себя лично и для команды?
- Лично для меня он прошёл хорошо. Хотя и не так гладко, как хотелось бы. Были вещи, которыми я остался недоволен. Например, концовкой регулярного чемпионата, когда мне не удавалось забрасывать несколько матчей подряд. Если говорить о командном результате, то оценивать его сложно, так как сезон оборвался на форс-мажоре. В регулярном чемпионате мы выступали нестабильно.

- С чем вы это связываете?
- С построением игры. Всё перед глазами: не было одной единой, точной схемы, по которой мы следовали бы весь сезон. Отсюда и нехватка стабильности, при том, что состав у нас был очень неплохой. Наверное, поэтому «Салават Юлаев» уже много лет называют командой настроения. В новом сезоне у нас, думаю, будет по-другому.

- Вы забросили 27 шайб, став главной ударной силой команды в регулярке. Но этого результата добивались сериями: то забивали несколько матчей подряд, то несколько матчей подряд уходили со льда без голов. Почему так получалось?
- Когда была безголевая серия, я о ней даже не задумывался, пока меня кто-то из ребят в команде не подколол. Не скажу, что я был тогда недоволен своей игрой. У меня были моменты, я отдавал голевые передачи, то есть игра-то шла.
  
- Что испытали, когда сезон в КХЛ досрочно завершили? Досада? Смирение?
- Сейчас сложно вспомнить первые впечатления. Я же не играл в первой серии, поэтому эмоциональный фон у меня был несколько другой, чем у остальной команды. Но всё шло к этому решению. Когда сначала отменили сезон в НХЛ, потом во всех европейских лигах, то мы понимали, что это случится и в КХЛ. В мире было уже не до хоккея, все смотрели в другую сторону.
  
- За счёт чего «Салавату Юлаеву» удалось преобразиться в плей-офф второй сезон подряд?
- В прошлом сезоне меня не было, поэтому мне тяжело сравнивать. В этом году в плей-офф очень сильно прибавили лидеры команды. В некоторых матчах регулярки они играли, скажем, на третьей скорости, а тут включили обороты на максимум. Ударное звено показывало настоящее мастерство, никто в «Авангарде» не придумал, как его удержать.

- «Салават Юлаев» можно назвать Умаркозависимой командой? И что с его уходом всё поменяется в худшую сторону?
- Никаких опасений у нас нет. Да, в плей-офф Линус преображался, но никогда игра команды не может зависеть только от одного хоккеиста. У нас много игроков, которые готовы выйти на лидерские позиции. Я думаю, что следующую регулярку мы проведем стабильнее. Мне кажется, в команде добавится системности, но без ущерба той свободы игрокам, которую давал Николай Цулыгин.

- Николай Цулыгин не зажимал вас в схемы и строгие рамки?
- Да, у нас была свобода на площадке. Я себе вообще не забивал голову тактикой, мы сами с партнёрами по звену договаривались, что-то понимали на автомате.

- Что же получается, перед матчем главный тренер заходил в раздевалку и просто говорил: «Ребята, выходите на лёд и играйте, как хотите»?
- Конечно, перед матчами у нас были разборы, нам показывали, как действует соперник в той или иной ситуации. Но Николай Леонидович никогда не говорил в приказном тоне: здесь будет так и так, точка. Он говорил: «я считаю», «я думаю». Не приказывал, а рекомендовал, предлагал схему игры. Это не значит, что у нас в раздевалке любой мог встать и начать делать установку. Нет, за результат отвечает главный тренер, и он решает, как ей добиваться результата. Для кого-то такой подход был непривычен. Кто-то играл у Дмитрия Квартальнова или Игоря Никитина, где хоккеисты, грубо говоря, находятся в ежовых рукавицах. Я играл за океаном, и там тоже тренеры загоняли в схемы. Обычно ты выходишь на площадку, и уже знаешь, куда бежать. Привыкание к модели Цулыгина зависит от самого хоккеиста. Если у тебя есть мастерство и техника, то такая свобода действий идёт только в плюс. В плей-офф сработало ещё и то, что каждое звено играло в абсолютно разный хоккей. Знаю, что накануне серии с «Авангардом» ребята из каждой пятёрки собрались, и отдельно проговорили этот момент. Соперникам такую манеру разобрать было очень сложно.

- В регулярном чемпионате такая модель невозможна?
- В регулярке было, что ты с одним проговорил, с другим, а потом это просто надоедает. На постоянные разговоры нет ни сил, ни эмоций. Ты просто хочешь выходить и играть. Наверное, в регулярном чемпионате хорошо иметь одну тактику. В плей-офф все живут хоккеем в формате 24 на 7, поэтому и есть больше времени обо всём договориться внутри своей тройки.

- Какое отличие от КХЛ образца 2015 года первым бросилось в глаза?
- В первую очередь, лига сильно омолодилась, скорости стали выше. Я и сам уезжал отсюда молодым парнем, который ещё ни через что серьёзное не прошёл. А в НХЛ я переживал и болячки, и другие трудности в карьере хоккеиста, многое там повидал. Скорее, я куда больше поменялся за эти пять лет, чем КХЛ.

- Что за эти годы изменилось в лиге в лучшую или в худшую стороны?
- Огромный плюс, что в КХЛ стали меньше площадки. А особых минусов я не заметил.

- За океаном вас часто преследовали травмы. Можно сказать, что одной из причин возвращения в Россию для вас стал менее контактный и жёсткий хоккей в КХЛ?
- Я вернулся вообще не из-за этого. Мне было важно перезагрузить карьеру после постоянных травм в Северной Америке. Считаю, что в первом сезоне мне удалось это сделать. Всё получилось очень хорошо, хочу продолжать в том же духе. И уже сейчас готовлюсь к новому сезону по полной программе.

- Обычно весна в хоккее – это время решающих матчей: плей-офф, игры за сборную на чемпионате мира. В этом году всё резко оборвалось. Как организм отреагировал на то, что в середине марта вы уже закончили играть?
- Конечно, это было непривычно. К тому же я восстанавливался после травмы, никто в клубе не мог ничего поделать, и мне пришлось искать специалистов, чтобы решить свою проблему.

- Говорят, что во время эпидемии людям с хроническими болячками приходится тяжело, так как вся система здравоохранения заточена на борьбу с вирусом, и другие больные отходят на второй план. Столкнулись с этой проблемой?
- У меня была проблема не медицинского характера. Я ходил по больницам только для того, чтобы сдавать тесты, на МРТ. И в Уфе у меня не было вообще никаких проблем, чтобы попасть к нужному врачу. Тогда, конечно, эпидемия только начиналась, не знаю, как обстоит дело сейчас.

 - Где готовитесь к новому сезону?
- Сейчас я нахожусь у себя дома в Сочи, создал здесь все условия. Исполнил давнюю мечту, и оборудовал в гараже тренажёрный зал. Работаю здесь каждый день. Тут в горах отличная природа, кайфую от этого. Я ведь хотел уехать в Канаду по окончании сезона, пандемия изменила эти планы. А вышло иначе, я перебрался в Сочи, и всё оказалось как нельзя лучше, что я нашёл такое прекрасное место для предсезонной подготовки.

- Чем сейчас занимаетесь на карантине? Играете, смотрите сериалы, читаете?
- Я провожу всё время с семьёй. На сериалы и фильмы времени нет. Ты просыпаешься, готовишь сыну еду, сам что-то перекусываешь, идёшь тренироваться. Только закончил, опять надо готовить ребёнку. Вот так день и проходит. Постоянно возимся с сыном, играем.
  
Марат ЛУТФРАХМАНОВ
Фото из открытых источников

Возврат к списку