USD 64.25 | EUR 70.85

В Уфе прошла презентация книги Мустая Карима «Батя Ялалетдин»

113 |

В ее основу легла история, рассказанная другом народного поэта Башкортостана первым всенародно избранным мэром Уфы Михаилом Зайцевым.

В Уфе прошла презентация книги  Мустая Карима «Батя Ялалетдин»
Рассказ, написанный четверть века назад, в преддверии 100-летия автора издательство «Инеш» выпустило расширенным тиражом. Представление книги совпало с трагическим известием: после продолжительной болезни скончался сын писателя Ильгиз Каримов. Именно он перевел произведение на русский язык, сделав это удивительно тонко, по сути, став соавтором своего знаменитого отца. Его память присутствующие почтили минутой молчания.

В презентации приняли участие Альфия Каримова - дочь поэта и его внук, предприниматель и меценат Тимербулат Каримов, глава администрации Уфы Ульфат Мустафин,  издатель Игорь Стрижнев.

Поэта и мэра связывала многолетняя дружба.

- В начале 1990-х  они часто встречались, - рассказала Альфия Мустаевна. – Размышляли о жизни, говорили о своих надеждах, оптимистично смотрели в будущее. Но сближала их не только география (оба родом из одного района, соседних деревень: Боголюбовки и Кляшево), а прежде всего одинаковое видение жизни. Оба доступные, добрые, человечные, откликающиеся на людскую боль.

И если самому лучшему в себе Мустай Карим был обязан Старшей матери, то для Михаила Зайцева таким человеком стал батя Ялалетдин. Известно, что первый мэр столицы вырос в детском доме: его отец погиб под Берлином перед самой Победой. Он вволю хлебнул сиротского счастья. Но встреча с Ялалетдином Кулыевым, который «с первого дня тридцать два круглоголовых «под Котовского», мальца приворожил», стала для него судьбоносной. Откуда в этом воспитателе, ростом как Илья Муромец, столько педагогического такта и природной мудрости?

Это только спустя много лет, Михаил узнает, что у их бати – моряка, потерявшего под Севастополем ногу,  «все образование - три зимы», и он, проверяя их работы,  не в тетради смотрел, а в мальчишечьи глаза и видел: «ни разу вы меня не обманули». Растущие без отцовской любви подростки потянулись к нему всей своей израненной душой.

Больше всего их поразило доверие, которое Ялалетдин  оказал им, а его героическое военное прошлое и медаль «За отвагу» не позволили им
подвести своего батю, достойного, по их мнению,  звания Адмирала Нахимова.

Часто ли вы встречали педагога, который извинялся за то, что не смог выполнить своего обещания? А батя Ялалетдин попросил прощения, что  не успел всех детдомовцев к себе в гости позвать. За две недели они усвоили самый главный жизненный урок: «Людьми растите. Стойкими. Такими, что змея ужалит, а вы не заплачете». И Миша Куянов (заяц – по-башкирски куян) выполнил наказ: стал большим человеком, но не утратил при этом человечности и доступности.  

После службы в армии Михаил Зайцев работал на электроламповом заводе, затем окончил авиационный институт, был председателем  Кировского райисполкома Уфы, мэром столицы республики, руководил Госсобранием.

В одном из интервью Михаил Алексеевич говорил: «Мы работали для людей и ради людей. Я всегда старался быть доступным горожанам. Еще когда возглавлял Кировский райисполком, без всякой предварительной записи принимал посетителей до 11- 12 часов вечера. Потом поток спадал, все возвращалось к обычному графику. Но к этому времени я уже знал, что, хотя и были отдельные неразрешимые проблемы, обиженных среди желающих пообщаться с районной властью не оставалось.

Встреча с батей Ялалетдином через 30 с лишним лет лишь подтвердила, насколько мудро он поступил, не сказав своим мальчишкам, что стало  настоящей причиной его ухода: решение педсовета о его педагогической несостоятельности. По мнению директора детдома он  не выдержал «испытательный срок», так как «ни педагогики, ни проблем воспитания вы не знаете психологии детдомовского ребенка совершенного не понимаете, аб-со-лют-но».   И батя промолчал, не хотел, чтобы тридцать две отчаянные головы устроили погром.   Слово, которое он часто повторял: «Лат-тна», как обычно произносят его с расстановкой люди, говорящие на русском с акцентом, отнюдь не подчеркивает его соглашательскую позицию, а, словно подводит итог его глубоким внутренним размышлениям о жизни. Возможно, что без этого «лат-тна» не состоялся такой человек, как Михаил Зайцев.

Символично, что он и Мустай Карим стали почетными гражданами Уфы.

- Они были истинными демократами не на словах, а на деле, - заметила в своем выступлении главный редактор журнала «Уфа» и газеты «Уфимские ведомости» Галина Ишмухаметова, - в них  одновременно уживалась решительность и стеснительность. Решительность учтивая, а деликатность  не робкая.  

На презентацию были приглашены  творческая интеллигенция, студенты, учащиеся школ и воспитанники детских домов. Актеры Национального молодежного театра, носящего имя поэта, представили отрывок из спектакля по одноименному рассказу, автором инсценировки которого стал Ильгиз Каримов.

«Батя Ялалетдин» - книга из разряда вечных, но для сегодняшнего поколения особенно важна: время над ней не  властно, а  с каждым последующим годом  произведение приобретает все большую весомость. В нем переплелись судьбы поэта, градоначальника и простого фронтовика с большим мудрым сердцем, который связал их воедино.

Светлана ЯНОВА.

Фото Риты ИШНИЯЗОВОЙ.

Возврат к списку