USD 73.79 | EUR 88.94

В Башкирии нет барьеров между культурами, религиями и национальностями: Радий Хабиров

189 |

Глава Башкортостана рассуждал о мультикультурности республики на специальной сессии «Россия и исламский мир: обоюдная роль и взаимное влияние», которая состоялась в рамках XVI Ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи.

В Башкирии нет барьеров между культурами, религиями и национальностями: Радий Хабиров
Его выступление было посвящено традициям добрососедства различных народов и религий на территории республики. Он сообщил, что  в регионе около 67 процентов проживающих из 4 млн жителей мусульмане, примерно 36 процентов – русские, почти 30 процентов – башкиры, 24 процента – татары. И ещё несколько крупных этносов, национальностей, в частности, чуваши и марийцы, которых на территории нашей республики проживает более 100 тысяч человек.

Глава республики отметил, что в Башкирии немало уникального. Например, расположение  - регион находится в центре Евразии

- Мы – особенные, потому что по истечении почти 500 лет, прошедших после добровольного вхождения башкир в состав Российского государства, все народы, проживающие на территории республики делят все успехи и тяготы великого пути нашей родной страны – России, - отметил он.

Я всегда привожу такой пример. Наверное, он особенно понятен россиянам. В ходе Второй мировой войны была очень известна Башкирская кавалерийская дивизия. В её составе было 78 Героев Советского Союза. Ни одно подразделение советской армии того времени не имело такого количества героев. Хотя, казалось бы, шла уже современная война.

Мы особенные ещё и потому, что мы очень давно друг с другом живём. Взаимоотношения разных конфессий и национальностей имеют несколько плоскостей. Первая очевидная плоскость – закреплённые в Конституции все нормы и требования, которые говорят, что мы живём в мире, уважаем друг друга и т.д. Но чем интересен, на мой взгляд, опыт жизни в Башкортостане? Тем, что мы вошли в бытовую плоскость и проникли друг в друга очень глубоко.

Нам очень хорошо живётся в Башкортостане, потому что у нас, помимо выходных на Рождество и Пасху, ещё два выходных – Ураза-байрам и Курбан-байрам. И у нас принято, что мусульмане отмечают Пасху и Рождество, а православные отмечают Курбан-байрам и Ураза-байрам. У нас идёт настолько глубокое переплетение, и это, на мой взгляд, очень важно.

Очень важно также и то, что это переплетение – особое явление, которые нужно осмыслить сидящим здесь умным людям и предложить нам, государственным руководителям, администраторам. Как с этим быть? У нас в республике каждый третий брак – смешанный. И, как правило, если муж – башкир, то жена – православная. И наоборот. Очень много таких случаев. И в этом браке рождаются дети. Например, я – мусульманин, а дети мои – православные. Так вышло.

Думаю, что такой интересный опыт сложно найти в других регионах. В других странах – вообще не представляю, где это возможно.

Такими короткими тезисами, аргументами я попытался показать действительно очень глубокое проникновение культур, религий и национальностей друг в друга. В этом мы видим наше самое главное богатство.

Мы говорим, что наше главное богатство – не в добыче 18 млн тонн нефти ежегодно или деятельности нефтеперерабатывающих заводов, а именно в этом. И мы считаем, что это наше большое конкурентное преимущество, которым мы можем поделиться.

В политологии, в общественных науках есть такой термин «толерантность». Мы в республике этот термин не знаем и не любим. Потому что мы немного английский язык изучали и знаем, что в английском языке tolerate – «терпеть». А мы не «терпим» друг друга. Мы живём друг с другом.

Все мы немного застряли в прогрессивных видениях современной историографии, политологии. А мы в республике живём в дружбе народов. Может быть, этот термин стоит отряхнуть от пыли, посмотреть и снова вернуться к тому, что этот термин имеет совершенно конкретное, чёткое содержание.

Дружба народов – ведь она в чём ещё заключается? Возьмём к примеру Европу. Её часто называют «территорией мультикультурализма». Я не очень это понимаю. То есть берутся все нации, сваливаются в одну «мясорубку», и делается некий «мультикультурный фарш»?

Если говорить об исламе в Европе и об исламе в России – у нас абсолютно разные подходы. Потому что ислам, в моём понимании, является несколько чуждым для Европы. Поэтому происходит выстраивание неких барьеров. Появляются целые «исламские кварталы», где люди живут по своим законам и канонам. И в эти кварталы некоторые европейцы не очень любят заходить. У нас таких барьеров просто нет.

Это огромное богатство, которое, подчеркну, отличается от того, что мы имеем в ряде современных государств. Возникает вопрос, почему это происходит? Постараюсь ответить.

Первое. Наверное, для кого-то это парадокс или новая информация, но центр современного российского ислама находится в Уфе. И сделала его там Екатерина II. Мы, башкиры, называли её «әбей батша» («бабушка-царица») и относились к императрице с очень глубоким уважением. А она, понимая верность и умение башкир ладить в большом совместном государстве, приняла такое решение. И с тех пор историю с центром российского ислама мы бережём.

Важно не просто понастроить мечети. Очень важно понять, кто в них проповедует. И мы себя защитили от этого. Нам Всевышний и история дали то, что у нас старейшие, очень известные медресе – «Галия» и «Усмания». Наш Российский исламский университет входит в Федерацию исламских университетов. И у нас в Башкортостане нет проблемы с проповедниками. Мы – мусульмане-сунниты. И у нас нет ни одной мечети, где мы бы имели дело с ваххабизмом. Это плод постоянной долгой работы.

Подчёркиваю: вопрос образования в этой сфере имеет огромное значение. Потому что так повелось в современной России: когда какой-то выходец из народа становится большим или богатым человеком, чтобы искупить каким-то образом свои грехи, он обязательно строит мечеть. Как правило, это красивое сооружение. Но кто там проповедует? И мы на это обращаем очень серьёзное внимание.

В целом я кратко попытался рассказать об особенностях проживания и особенностях ислама в Башкортостане.

Возьму на себя смелость утверждать, что поволжский, башкирский ислам – это ислам немного другого толка. Он отличается исключительно высокой степенью глубокого проникновения и при этом сохранения себя.

Поэтому мы за то, чтобы не просто в рамках требований Конституции уважать друг друга, но брать лучшее друг у друга. И при этом сохранять себя как мусульманин или как православный. В этом – главное величие нашей большой страны.



Справка:

Международный дискуссионный клуб «Валдай» создан в 2004 году. За эти годы в его работе приняли участие более 1 000 представителей международного научного сообщества из 71 страны мира. В их числе – профессора крупнейших мировых университетов – Гарвардского, Колумбийского, Джорджтаунского, Стэнфордского, Карлтонского, Лондонского, Каирского, Тегеранского, Восточнокитайского, Токийского, Тель-Авивского, Мессинского, а также Университета имени Джонса Хопкинса, Лондонской школы экономики, Королевского колледжа Лондона, Сьянс По и Сорбонны. Участниками конференций клуба «Валдай» за последние годы стали многие известные политики, эксперты, общественные деятели из России и других государств.

Тема XVI Ежегодного заседания клуба, которое проходит с 30 сентября по 3 октября, – «Заря Востока и мировое политическое устройство». В центре обсуждения – вопросы о влиянии Востока на мировой порядок, как меняется мир, в котором растёт роль Азии, а отличное от западного мировоззрение и устройство выдвигаются на передний план.

В заседании в качестве спикеров принимают участие члены Правительства России, международные чиновники, выдающиеся политические и общественные деятели, ведущие зарубежные и российские эксперты в области международных отношений, регионоведения, военных исследований, геополитики и экономики. В числе приглашённых – два руководителя регионов: Глава Башкортостана Радий Хабиров и Глава Дагестана Владимир Васильев.


Возврат к списку