USD 79.33 | EUR 92.63

Как динозавр снежную гору снес

259 |

О том, как наш корреспондент ночью снег убирал. Не один, конечно, а с целым УКХиБ.

Как динозавр снежную гору снес
Огни машин, словно размазанные по заполонившей пространство густой снежной крупе, создавали за окном причудливую мистерию. Так или иначе, а выходить из редакционной машины вовсе не хотелось… Даже подумалось: ночь, пурга, проспект Октября. Все едут домой. Но только не коммунальщики…
Вдруг вдалеке появляется огромный доисторический динозавр. Опустив рога к асфальту, он приготовился к броску. Желтые глаза смотрели на меня, не мигая. Секунды как будто остановились.
Большие желтые глаза смотрели, не мигая. Но вот, зарычав, чудище ринулось вперед….
- Поберегись, отойди в сторону! – крикнул, приоткрыв окошко, машинист бульдозера. Тускло блестящее лезвие высекает перед собой крутящуюся волну из снега и льда. Еще один такой же трактор проносится по другой стороне дороги. Помогают им машины поменьше: «МТЗ-82», «Кировцы», «КамАЗы».

Батальон стальных бойцов

- Остановка, в простонародье называемая «Юрюзань», находится на стыке двух районов – Октябрьского и Орджоникидзевского. Здесь вы видите технику каждого из них. Дорогу делят просто, по серединной оси. Черниковцы убирают ее со стороны гимназии-интерната № 1, рассказывает заместитель начальника Управления коммунального хозяйства и благоустройства администрации города Салават Тагиров.
Поведал он и о том, что такое «третий режим работы». Его городские коммунальщики объявляют при снегопадах, как сегодня. В цифрах это просто: этой ночью на борьбу со стихией вышло более 300 единиц техники, или более 70 процентов от всей имеющейся. И это – не считая тракторов жилищных участков, которые работают во дворах. Впрочем, только механическими уборщиками город не обойдется: лишь внутри кварталов трудятся 980 дворников.
З00 механических бойцов на дорогах, плюс еще 150 – во дворах. Получается, батальон. Оказывается, многотонный оранжевый грузовик только кажется вместительным. Буквально за минуты выросший на обочине снежный Эверест перемещается в его кузов. Колесный погрузчик работает быстро, тем более что ему помогают лопатами.
Но вот 15 кубометров пространства заполнены, тяжеловоз даже несколько «присел». Поддав газу, он уезжает на снегохранилище. Следом за ним в течении получаса уезжает еще три машины. И это – только с небольшого пятачка…
- Режим работы в зимний период определен специальным регламентом. Как видите, для расчистки проспекта и центральных улиц машины выстраиваются в одну большую колонну. А потом она разбивается на звенья, сворачивающие на второстепенные, - продолжает Салават Тагиров.

Металл подводит. А люди – нет

Это вполне логично. Наибольшее внимание должно уделяться так называемым пассажирообразующим артериям. Учитывая плотность движения по ним, чистота асфальта становится делом принципа. Увы, без реагентов здесь не обойтись. Хотя речь не идет о какой-то чрезмерно агрессивной химии. Благодаря порошку снег и лед просто теряют свойства, перестают примерзать к дорожному камню. И, как следствие, легко снимаются ковшом.
Двигаясь друг за другом, машины выстраиваются «лесенкой». Благодаря этому после прохода колонны у обочины вырастает внушительных размеров вал.
Теперь в дело вступает агрегат, который сами коммунальщики называют «теща». Юмор у них специфический. Но завидев работу шнекоротора, его понимаешь. Загребая снег «ладонями» (все себе! – смеются мужчины) машина по длинному «языку» отправляет его кузов грузовика. Двойка медленно двигается вдоль обочины, водитель каждой из машин ориентируется на флажок регулировщика. Но вот еще несколько десятков метров полосы очищено…
Снег продолжает идти, и в ближайшее время непогода не уйдет.
«На улицах - круглые сутки. Ночная смена начинается в 20 часов, заканчивается в 8-00. Конечно, труд тяжелый» - говорит, утирая пот со лба, дорожный рабочий Сергей Ковалев.
Там, где выдерживают люди, порой подводит металл: ломаются приводы ковшей, подъемные и другие механизмы. Если ходовая часть цела, то раненный боец отправляется в тыл, на ремонтную базу. В других случаях слесаря прибывают на место, чинят все в полевых условиях.
- В темное время суток машин меньше. Но очень мешают автомобили, брошенные на обочине. Из-за них нерасчищенными остаются десятки метров. Когда есть возможность, прибегаем к услугам эвакуаторов. А что делать – сетуют дорожники.

Народная тропа и «частный» сугроб

Примерно также обстоит ситуация и на пешеходных дорожках. Например, в районе бывшей «Юрюзани» тротуары убирают сотрудники МУП «Горзеленхоз». Но территория перед магазинами и аптеками по красной лини – зона ответственности их хозяев.
Увы, разросшиеся здесь сугробы даже «народные тропы» съедают за считанные часы. Получается, пройти по улице очень сложно…
- Конечно, есть меры административного воздействия. Соответствующие протоколы рассматриваются на районных комиссиях. Штрафы для физических лиц могут варьироваться одной до трех тысяч рублей. Должностное лицо может пострадать сильнее, отдав уже десять – пятнадцать тысяч. А юридическое – и вовсе до ста, - резюмировал Тагиров.
Впрочем, это – не единственная проблема. Так, у аптеки по близости обнаружилось отсутствие входного пандуса. Вдоволь набуксовавшись в сугробе, инвалид-колясочник лишь махнет рукой –все равно по ступеням не подняться… Между тем, этот вопрос – так же в ведении УКХ. Есть такой документ, под названием «проект комплексного благоустройства». Ответственность частника за свою территорию закреплена, в том числе, и там.
Помимо дизайна фасада, рекламы и прочего оформления речь может идти об устройстве парковочных карманов и пресловутых пандусов. Касательно последних – прописан даже угол рекомендуемого наклона….
Помигав напоследок огнями, техника отправилась дальше – на север. А нам остается добавить одно: благоустройство города – дело общее. И коммунальщики свою лепту вносят исправно.

Автор: Иван Бегма

Репортаж Снегоуборка Уфа УКХиБ

Возврат к списку