USD 73.33 | EUR 85.88

Римма Утяшева: «Я редко чему удивляюсь…»

178 |

Интервью с заместителем председателя комитета по здравоохранению Госсобрания РБ

Римма Утяшева: «Я редко чему удивляюсь…»
- Римма Амировна, стало известно, что вы включены в так называемую партийную тройку на выборах в Госдуму – что само по себе говорит о вашем авторитете и личном доверии лидера единороссов и главы республики Радия Хабирова. Как вы отнеслись к этому предложению?

- Мы, врачи, редко чему удивляемся, обязаны держать свои эмоции в узде и бурно не реагировать ни при каких обстоятельствах. Но когда на партийной встрече услышала свою фамилию в числе первых списка кандидатов в Госдуму, к горлу от волнения комок подкатил. Конечно же, я благодарна Радию Фаритовичу за такое высокое доверие и постараюсь нашу команду не подвести.

 - Но авторитет партии власти в последние годы уже не тот, что раньше, и такие кандидаты, как доктор Утяшева, призваны партийный имидж улучшить. Как намерены с этой задачей справляться?

- Я была неугомонным октябренком, пионеркой, комсомолкой и даже в КПСС по молодости мечтала вступить – мне всегда хотелось быть в гуще общественных событий. Работая уже заведующей отделением в Роддоме, пришла как-то к нашему парторгу и говорю: «Хочу вступить в партию, почему вы мне не предлагаете?!» А он мне отвечает: «У тебя такие анархические мысли! Мало того, ты о них громогласно заявляешь, рубишь правду-матку, невзирая на должности – так партийцам нельзя…» Но очень скоро мне самой расхотелось вступать в выхолощенную партию с ее двойными стандартами и далеким от народа политбюро. Будь они гибче и ближе к реальным заботам простых людей, может быть, СССР и не развалился бы.

Я росла в деревне, папа работал лесником, мама – сельская учительница, приехавшая в Буздякский район по распределению после Давлекановского педучилища. Мамина семья приехала в Давлеканово из Ульяновской области в войну. Родители плохо про власть не говорили – страх, видно, глубоко сидел, лишь помню, как мама плакала, когда телят забирали в колхоз или покосы отбирали – шестеро детей, попробуй всех прокормить. Коммунисты довели огромную страну до краха, СССР стал инвалидом, поэтому с таким воодушевлением все приняли перестройку и поверили Горбачеву, а потом и Ельцину. И на волне такого всенародного воодушевления я вступила в партию «Наш дом – Россия», которая потом объединилась с «Отечеством» и стала называться «Единая Россия». Помню, как первый раз выступала на республиканской партконференции в здании Минсельхоза: тогда я уже была начмедом и говорила о недостатках в здравоохранении. Некоторым не понравилось, однако смолчали – времена поменялись.

 - Однако время от времени общество узнает о вопиющих фактах стяжательства и бывает стыдно за единороссов – разве не так?

 - К сожалению, и так случается – одна «паршивая овца» бросает тень на тысячи партийцев, искренне стремящихся улучшить жизнь в стране, поднять экономику. К сожалению, в партию проникли демагоги и болтуны, которые справедливо раздражают граждан. Но не стоит по зарвавшимся карьеристам судить обо всей партии. Сегодня очень важно сохранить ее надежный костяк, привлекая в то же время новые силы, молодежь. Пандемия показала, что «Единая Россия» единственная из всех оказывала реальную помощь больным, малообеспеченным и одиноким людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. И мне не стыдно за моих коллег, а наши партийные проекты – реальные дела, позволяющие создавать современную городскую среду, модернизировать промышленность, здравоохранение и образование, поддерживать культуру.

По инициативе Радия Фаритовича всего за два месяца построили инфекционный госпиталь в Зубово, а потом и в Стерлитамаке – Федеральный министр Михаил Мурашко высоко оценил эти проекты и рекомендовал другим регионам.

- Ситуационный центр, который вы возглавили, тоже стал новым словом в в борьбе с ковидом, как пришла идея его создать?

- Осенью обстановка серьезно накалилась: было очень много заболевших, скорая не успевала принимать вызовы, в поликлиники стало трудно дозвониться, горячая линия Минздрава давала сбой. И мне постоянно звонили друзья, коллеги, их родственники с одной просьбой – помоги попасть к врачу, в больницу, подскажи, что делать и как лечиться. Видимо, с аналогичной просьбой обращались и к другим депутатам, руководителям. Как бы то ни было, власти в очередной раз проявили и дальновидность, создав центр, которым многим помог.

 - А вы сами жили в Конгресс-холле? Было такое впечатление, что вы оттуда никогда не уходите?

 - Смеетесь? Ночевала я дома, но большую часть времени, особенно в острый начальный период, проводила там. За три дня буквально сформировали оперативный штаб: 13 ноября было принято решение, а уже 16-го Ситуационный центр, подключенный к системе «Промед», где хранится вся информация о пациентах, заработал. Всего к нам поступило около 70 тысяч самых разных запросов – кому КТ сделать, кому врача прислать, кого госпитализировать – мы спасали людей!

- Пандемия выявила слабые звенья в здравоохранении, да и во всем обществе. Так называемая оптимизация, лишившая сельчан амбулаторий, явная ошибка. Вы так не считаете?

- Не зря советская медицина служила образцом для многих государств – четко выстроенная система позволяла постепенно избавляться от многих опасных заболеваний, повышать продолжительность жизни. У нас всегда была прекрасная научная база – вирусология тому пример. Противоковидная вакцина «Спутник» признана одной из лучших в мире, Россия получила ее первой – это ли не предмет для гордости?! Прививки БЦЖ, против полиомиелита и ВИЧ – тоже признаны лучшими. С момента рождения ребенка и до подросткового возраста строго соблюдается календарь прививок, и делаются они бесплатно.
Конечно, как и всякая другая сфера деятельности, здравоохранение должно развиваться и успевать за наукой и прогрессом. Многие операции теперь делают роботы-компьютеры и лазерные лучи - они добираются туда, куда человеческие руки проникнуть не могут. И в этом смысле Башкирия не отстает от мировых тенденций, у нас сильная научно-практическая школа.

Но я, как и многие мои коллеги, не приемлю закрытие сельских амбулаторий – у нас огромная республика, есть удаленные села, куда из города скорая не доедет, необходимо организовывать медпомощь на местах. Не вижу целесообразности и в Фонде медстрахования – лишний посредник в передаче бюджетных денег лечебным учреждениям. Надеюсь, в Госдуме удастся добиться широкого обсуждения накопившихся проблем с учетом мнения практикующих врачей. Меня радует, что министром здравоохранения России стал практик – Михаил Альбертович Мурашко, прошедший все ступени – от хирурга до главного врача.

 - А Голикова, говорят, была хорошим экономистом…

- О да! Но медицину нельзя оценивать только цифрами. Здоровье –бесценный божий дар, мы обязаны его беречь – это главный постулат здравоохранения. Конечно, время диктует и новые правила: теперь во всех клиниках введена служба «менеджмент качества», но нельзя ставить телегу впереди лошади. Мне кажется, и президент страны понял в пандемию, что необходимо повышать зарплату рядовых врачей, медсестер, усиливать первичное звено наряду с внедрением высоких технологий. Национальные проекты как раз на это и нацелены. Задач много – будем решать.

- Римма Амировна, как доктор, принимающий детей в этот мир, вы наверняка знаете какие-то особые законы мироздания, по которым определяется судьба человека? Не зря же у многих народов существует поверье, что линии жизни у каждого на лбу написаны…

 - Рождение ребенка – главное чудо, посланное человечеству, и те, кто этого не понимает, глубоко несчастные люди. Когда ребенок появляется в полной семье, где его ждут и готовятся к встрече с долгожданным младенцем, обычно и роды проходят спокойно, а малыш, покричав чуть-чуть для порядка, начинает улыбаться и засыпает. Такие сладостные минуты в операционной ни с чем не сравнимы, они придают силы – за что я и люблю свою профессию. Еще 20 лет назад специалистов не хватало, приходилось делать по пять операций в день. К вечеру уйдешь домой, а тебе уже звонят: «Скорую за вами отправили, экстренный случай».

- Вам никто не говорил, что вы железная?

 - Регулярно говорят! У меня порода такая: мама Ханифа Хафизовна прожила 102 года, до последнего дня писала сценарий своего юбилея, составляла список гостей. Горячо обсуждала со мной проблемы образования – до конца оставалась учителем. Так что мне есть на кого равняться.

- Наверняка вам приходилось уговаривать нерадивых мамаш не отказываться от малыша? Есть ли тут свои секреты?

 - Какие уж тут секреты?! Мать – это профессия. Ее сознательно выбирают и к ней готовятся. А если верх берет физиология – беда. Конечно, бывали счастливые случаи, когда удавалось уговорить несмышленую девчушку забрать малыша – связывались с родственниками в деревне, убеждали. А вообще отказников стало меньше – это обнадеживающий симптом. Не меньшая трагедия – пьющие матери, они калечат судьбы своих детей. И наш проект «Трезвое село» помогает с этим злом бороться. Спасибо нашим сельским общественницам: они бескорыстно опекают неблагополучные семьи, следят, чтобы детские пособия тратили на продукты и одежду для детей, а не на пьянку. К сожалению, сказываются и десятилетия безбожия, и нехватка рабочих мест – надо возрождать добрые традиции и всем миром помогать слабакам выбраться из трясины и начать жить по-человечески.

- Кроме того, что вы депутат, заместитель председателя комитета по здравоохранению вы еще и возглавляете автономию татар. Насколько вам близка «татарская» тема и какие задачи беспокоят общественников?

 - В феврале меня вновь избрали председателем совета региональной общественной организации «Национально-культурная автономия татар Республики Башкортостан» - с 2012 года возглавляю это объединение. Я родилась и выросла среди татар в Буздякском районе и в первом классе было трудновато, хотя мама и преподавала русский язык, но в семье говорили по-татарски – и это правильно. Сколько бы политики ни спорили о государственных языках, уроках родного языка в школах – все зависит от родителей! Если люди хотят сохранить свою национальную идентичность, с детьми надо говорить на родном языке. А мы, общественные организации, формируем культурную среду, которая лишь помогает преемственности поколений. Когда я возглавила автономию, только в трех районах действовали общественные объединения, а сейчас мы представлены в 49 – земляки потянулись друг к другу, вместе составляют шежере, организуют праздники и конкурсы – так мы помогаем полюбить наши обычаи и традиции, узнать историю предков и сохранить ее для потомков. На наш фестиваль «Бэлеш-фест» приезжают гости даже из соседних регионов, а наши районы с азартом соревнуются между собой в кулинарных изысках. «Играй, гармонь» - любимый праздник у сельчан, проводим его ежегодно. Совместно с Собором русских, автономиями чувашей, марийцев, удмуртов организуем общие конкурсы и фестивали – важно знать не только свою культуру, но и соседей – взаимное обогащение знаниями и традициями рождает уважение и интерес к представителям другой нации.

- Автономия татар проанонсировала празднование юбилеев Габдуллы Тукая и Фариды Кудашевой – как это будет происходить?

 - 26 апреля исполняется 135 лет Тукаю – обязательно отметим эту дату: в школах и библиотеках пройдут конкурсы чтецов, а в вузах – научные конференции. Уже несколько лет мы проводим литературный конкурс среди школьников «Пушкин - Тукай – Мустай», ребята с удовольствием читают произведения этих классиков и рисуют сюжеты по их произведениям, а итоги подводим 20 октября в день рождения Мустая Карима, считавшего Тукая своим духовным учителем.
100-летие Фариды Кудашевой должны были отметить еще 15 декабря в день ее рождения, но из-за пандемии торжества перенесли на 15 мая. В ГКЗ «Башкортостан» состоится праздничный концерт, составленный из песен ее репертуара и Бахти Гайсина. Надеюсь, что удастся создать трогательную встречу и земляков, и гостей – народную певицу любят и помнят на всем пространстве бывшего СССР.

- В связи с предстоящей переписью в интернете муссируется вопрос национальной принадлежности жителей некоторых районов Башкортостана. Обостренный интерес к переписи – благо или зло?

  - В таком контексте, конечно, второе. Не понимаю тех политиков и ученых, которые обостряют ситуацию - зачем?! По-моему, Радий Фаритович очень мудро поступил, когда после избрания на пост главы республики призвал всех к единению: не важно, кто на каком диалекте говорит, главное, что татары и башкиры понимают друг друга без переводчика. А уж кем записаться в ходе переписи – каждый решает сам. Все предельно просто, не вижу смысла нагнетать страсти вокруг этого вопроса.

- Сохранился ли татарский язык в вашей семье, говорят ли на нем дети и внуки?

 - Сыновья Тимур и Тагир язык понимают, немного говорят, но мыслят на русском. Старший внук Хасан носит имя моего картатая, без вести пропавшего в Великую Отечественную войну, и этим очень гордится. Младшие внучки растут в интернациональной семье, но я все равно стараюсь говорить с ними по-татарски, чтобы понимали язык – им это нравится, я для них любимая нэнэй, и они старательно повторяют за мной отдельные слова, пока мы вместе "колдуем" на кухне. И часы, проведенные с семьей, делают меня счастливой и придают силы, чтобы решать серьезные государственные задачи. Жизнь – многогранна…

Галина ИШМУХАМЕТОВА


Возврат к списку