USD 76.47 | EUR 90.41

Репортаж: как шьют защитные костюмы

273 |

Если в период коронавирусной пандемии одни компании испытывают большие трудности, то для других – это время новых возможностей.

Репортаж: как шьют защитные костюмы
Так, десятки предприятий легкой промышленности перепрофилировались под производство защитных костюмов и масок для врачей и работников, занимающихся дезинфекцией мест массового скопления людей.

- Маски начали шить сразу же, как возникла вся эта ситуация, затем пришел заказ из Министерства промышленности РБ на пробную партию защитных костюмов. Когда они прошли соответствующую сертификацию, ведомство, утвердив их, заказало крупную партию, и мы продолжили работу, - говорит генеральный директор компании «Мadyart» Ильшат Сафиуллин.



Сегодня заканчивается пошив третьей партии костюмов. Если будут заказы, дело продолжится в заданном темпе. Даже если они пропадут, производство не будет простаивать, так как, несмотря на массовый пошив масок, в городе их все равно недостаточно. За данным товаром в компанию уже обращались различные государственные и другие организации.

- В этом деле задействованы все предприятия легкой промышленности: если мелкие ателье занимаются пошивом многоразовых масок, то более-менее крупные берутся за костюмы, - говорит директор по производству Ольга Латыпова.

 Сотрудницы, хоть им и приходится нелегко - работают в масках, выполняют непривычную работу - относятся к происходящему с пониманием.



 - До этого я была раскладчиком: раскладывала лекала, делала обмеловку и отдавала в настил, а сейчас наслаиваю марлевую ткань для масок, - говорит Елена Махонина.

Женщина, чья работа обычно проходит на ногах и предполагает большую активность, сегодня уже третий час сидит на одном месте. Чтобы размять мышцы, она периодически встает и делает небольшую гимнастику.

 - Прямо как в военное время: все на самоизоляции, а мы - на прорыв! Надеюсь, это скоро закончится, - говорит женщина, принимаясь снова за работу после физкульт-паузы.

 Если у прежней намеловщицы работа сейчас облегчилась, то у тех, кто на пошиве, - наоборот. Все потому, что материалы, с которыми привыкли работать швеи при производстве платьев, блузок, плащей - шифон, шелк, атлас - сильно отличаются от того, с чем приходится работать сейчас. Ламинированное синтетическое сукно на основе полипропилена (а именно из него шьют сегодня защитную экипировку) гораздо тяжелее и грубее.



 - Руки устают тянуть это большое, жесткое, бесформенное полотно, скоро мышцы будут как у спортсменов, - говорит портной Любовь Егорова и отмечает, что если раньше от нее требовалось больше внимательности и аккуратности, то сейчас важнее сила и скорость.
Однако у этого полотна есть и преимущества - повышенная прочность и водонепроницаемость. Экипировка из материала, который не пропускает влагу, позволяет защитить человека и его одежду от попадания вредных веществ, которые используются при дезинфекции помещений, салонов автотранспорта или наружных объектов.

- Это как если бы художник-пейзажист начал красить стены - вот с чем мы бы сравнили наше перепрофилирование, - шутят работницы швейного цеха.

 Для производства одного костюма необходимо примерно три метра ткани, кусок липучки, молния и метр резинки для пришивания к рукавам, брючинам, талии.

 - Как всегда, самая маленькая деталь имеет самое большое значение. Вот без этой петельки костюм не будет соответствовать стандартам, а значит, не пройдет сертификацию, - говорит портной, показывая на небольшой кусок резинки на рукаве. Она нужна для фиксации рукава - чтобы не сползал вверх.

 В швейном цехе нет разделения труда, а действует массовое поточное производство: сегодня мастер пришивает резинку на рукава, завтра может сесть за оверлок стачивать швы или встать на раскладку готовой одежды. Чтобы изготовить один защитный костюм, требуется несколько мастеров: после того, как комплектовщик вынес готовые выкройки, каждому раздаются разные части. За тем, чтобы нагрузка распределялась равномерно, строго следит технолог Зульфия Габидуллина. Как раз поэтому тому, кто вчера стачивал брючины, сегодня придется шить резинки.



А вот в раскройном цехе дела обстоят немного по-другому. Например, постоянно и неизменно на настиле Надежда Воловикова и Любовь Маркарян.

 - Вот эти большие куски станут брючинами, а те, что поменьше - будущие рукава. Мы из рулона настилаем стопку, вырезаем дисковым ножом контур будущего кроя и передаем резчику.
Константин Кондрахов, который ловко управляет ленточной машиной для резки, также за своим обычным рабочим местом. На нем большая ответственность: одно неверное движение - и стопка из 35-и слоев может уйти в утилизацию.

- Помните поучительную историю про сороконожку: она никогда не думала, как шагать, и все у нее получалось. Как только ей задали вопрос, как она выбирает, какой ногой ступить следующий шаг, она задумалась об этом, запуталась и упала. Так и я: не думаю, а просто делаю свою работу, - говорит мужчина. Но все же, как говорится, и на старуху бывает проруха: как-то раз он чуть не испортил крой, перепутав размеры. Хорошо, что успел вовремя остановить нож, и все обошлось.

В швейном производстве есть еще одна специализация - монтажер. Он собирает готовые детали - рукава, брючины, капюшоны - воедино. Сегодня монтажер – Галина Юняева, портной со стажем более четверти века.

- Началось все еще в детстве: времена были тяжелые, одежды не было, приходилось перешивать и донашивать одежду старших родственников. А мне всегда хотелось отличаться, поэтому с детства научилась шить, - говорит она.

Умение шить очень выручило ее в тяжелые 90-е годы, когда магазины встречали посетителей пустыми полками. Тогда к ней стояли очередями, чтобы заказать новое модное платье. Приходилось ночами напролет сидеть за машинкой, чтобы успеть подготовить очередной заказ клиентке.



- Сейчас уже стало меньше индивидуальных заказов, потому что есть массовое производство. Но все же до сих пор с удовольствием шью платья племянницам и другим родственникам, - говорит женщина.

- Чем отличается портной от швеи? - спрашиваю я у Галины.

- Тем, что швея шьет постельное белье, а портной - дизайнерские платья, - отвечает она.
Ну а если без шуток, то швея сидит на поточном производстве и занимается сшиванием, стачиванием, втачиванием молний, пришиванием липучек – определенным набором операций, а портной - это человек-универсал: сам и лекала нарисует, и скроит ткань, сошьет и соберет платье. То есть швея - это рабочая сила, а портной - творец.

– Конечно, мы надеемся, что в ближайшее время вся эта ситуация изменится и мы наконец-то начнем делать то, чем мы привыкли заниматься - приступим к пошиву дизайнерской одежды. Ну а пока, раз республика нуждается в нашей помощи, мы рады помочь, - говорит Ольга Латыпова.

Алина ГАРИПОВА.
Фото автора.

Корзинка
Все лекала для костюмов были созданы дизайнерами конструкторского бюро предприятия. Всего выпускаются три объединенных размера: 46-48, 50-52, 54-56.

Возврат к списку