USD 74.04 | EUR 89.85

Как снимают "Дневник поэта"

572 |

Во дворе неприметного двухэтажного дома - разгар осени. Ветер рвет пальто Рами Гарипова, подталкивает к облупившейся двери подъезда маленького сына и жену, швыряет горстями листья под ноги друзей, которые помогают поэту с переездом на чердак, так как на приличное жилье в семье уже не хватает денег…

Как снимают "Дневник поэта"
Эту картину мы можем увидеть сквозь глазок видеокамеры и на режиссерском мониторе. А на съемочной площадке, которая сегодня развернулась на улице Чернышевского, раз за разом стучит кинематографическая хлопушка, дымит глицерин, создавая атмосферную дымку, гудит громадный сценический вентилятор и помощники бросают на струю воздуха палую листву, добиваясь нужного эффекта. Здесь снимают первый народный фильм «Дневник поэта».



- Народным его назвали не случайно: на подготовку к съёмкам и кинопробы средства собирали всем миром. Особенно помогли гариповцы – выпускники и учащиеся Башкирской республиканской гимназии-интерната №1, которая носит имя поэта, - рассказывает главный режиссер фильма Булат Юсупов. – Задача фильма не только отобразить биографию поэта, но раскрыть всю мощь человека и времени. Он впитал и ярко развернул в творчестве все идеи 30-50-х годов, периоды ХХ съезда и «оттепели». Первый башкир, поступивший в Литинститут, он переводил на родной язык Пушкина, Лермонтова, Омара Хайяма. Я снимаю про человека, который понимал, что без сохранения культурного наследия нет будущего, и пронес это знание через все тяготы жизни, потери и давление властей.



Фильм получил государственную поддержку, хотя и не покрывающую весь бюджет: для съемок требуется не менее 23 млн рублей, получено только 16. Продюсер Леонид Филинов может назвать стоимость каждой сцены до копейки и знает, как парировать упреки в слишком дорогих съемках:


- Это самый масштабный исторический фильм, который когда-либо снимался в Башкирии, такие картины редко стоят меньше 90 млн. Даже по сравнению с «Первой Республикой» такой проработки достоверности времени не было никогда. Очень большую работу делаем своими силами. Часть работы с компьютерной графикой возьму на себя. Стройматериалами помогает завод «Кроношпан», а АО «БПО Прогресс» предоставил площади для съемок в помещении.
Критики тоже немало: особое возмущение вызвали съемки зимних сцен. Зачем снимать снег в апреле, а не в феврале? Но есть ряд нюансов. Во-первых, выдерживать низкие температуры по несколько часов подряд пришлось бы не только артистам, но и всей команде. Да и на картине это отразилось бы существенно: попробуйте найти в городе чистый, не испещрённый следами колес и пешеходов сугроб! Поэтому в историческом центре Уфы, на улице Коммунистической, рукотворные заносы возникли за одну ночь: квартал застелили тонким синтепоном, собрали сугробы, припорошили воссозданные вывески и антикварный автомобиль. Буран, бушующий во времена написания «Дневников», создавали с помощью целлюлозы - килограмм стоит 150 рублей. На первых съемках улетело 100 кг, а для последующих понадобится в два раза больше.



Многие знают, что Гарипов был летчиком – летал на У-2. Старинные самолеты в Башкирии не сохранились, поэтому для съемок уже сейчас строится макет в натуральную величину. Пусть он не будет летать, но зрители не почувствуют разницы благодаря современным технологиям.

Это один из редких случаев, когда художникам не удалось найти нужный реквизит. Книги, половички, поварешки и тазики – все, что составляет быт, художник по реквизиту Анастасия Андреева собирает буквально с миру по нитке. Вещи давно почивших бабушек и дедушек обретают в картине вторую жизнь, стряхивается пыль с музейных экспонатов. Что-то приходится покупать, например, старинные телефоны и пишущие машины (да, правильно их называть именно так, не прибавляя уменьшительно-ласкательных суффиксов!). Музей Почты предоставил настоящий граммофон в рабочем состоянии, а пластинки обнаружились у родственников одного из сотрудников. Так что можно наслаждаться могучим басом Александра Виноградова, который выводит «Темная ночь, только пули свистят по степи…». Некоторые «трофеи» нашлись на барахолках и развалах коллекционеров, например, оригинальные значки ВЛКСМ и Литинститута, в точности такие же, какие были у Рами на одной из фотографий.



Бывало и такое, что желанный предмет оставался недоступен. Например, лампы с пузатым белым стеклом стали настоящей редкостью: хрупкие абажуры не выдерживали налета времени. Их можно увидеть в Национальном музее, вот только забрать не удалось. Зато из Малояза неравнодушные люди передали раритетные бакелитовые лампы: подобные часто мелькают в фильмах про НКВД, а теперь появятся и в «Дневнике поэта».

Реквизит должен иметь смысловую нагрузку, уверена художник -постановщик Айгуль Байрамгулова.



Локации порой приходится искать не один день и не всегда удается найти подходящий объект в центре города. Сельские сцены снимались в глухой деревне, которую осматривали зимой. А весной, при съемках, не смогли подобраться к стратегически важным сараям из-за непролазной распутицы. Здесь, кстати, долго будут поминать киношников: чтобы смонтировать аутентичные уличные светильники, деревню пришлось обесточить. Вот только обратно электричество не вернули – выяснилось, что поселок был подключен незаконно…

Образ героев картины был бы немыслим без кропотливой работы художника по костюмам Алии Байрамгуловой. Много одежды передали в дар, но кое-что приходилось шить по старинным лекалам. На обувь же объявили настоящую охоту. Алия гордится уникальными галошами для туфель, которые украшают ножки главной героини – в изящных резиновых ботиночках предусматривается выемка для каблучка.



Иногда образ приходится менять прямо на ходу, и здесь незаменима работа костюмера Альбины Жерлицыной. Подшить, подогнать по фигуре, заштопать потертость, поправить петли – все это приходится делать буквально во время съемок. А ведь впереди ожидается съемка масштабной сцены, в которой будет участвовать более ста человек!

В массовке может участвовать почти любой, а вот подбор актеров на основные роли – ответственная и масштабная работа, в которой, как и везде, есть место для чуда, рассказывает кастинг-директор Катрина Душанбаева.



Например, актриса Олеся Шибко, исполняющая роль Нади, жены Гарипова, на момент первого просмотра в 2019 году была беременна, ей отказали, несмотря на очень подходящий типаж и образ. Зато к съемкам в 2021-м ситуация разрешилась самым благоприятным образом: десятимесячный малыш Олеси сыграл младшую дочь Гариповых.



- Моя героиня – воплощение настоящей любви, которая побеждает все трудности. В фильме рассказывается о личностях, которые, несмотря на все тяготы жизни, сохранили семейные ценности, ответственность за близких, все то, что в современном обществе, к сожалению, мало ценится, - рассказывает Олеся.

Есть у команды и свой «талисман» - 23-летняя Айша Тимергайзина, внучка Рами Гарипова, пришедшая на съемочную площадку как наблюдатель, быстро влилась в команду. Дает старт каждому дублю, отбивая кинематографической хлопушкой сигнал к началу съемки. Все знают такую примету – как хлопнет, так и снимем. Так что с легкой руки Айши фильм идет без проволочек.



Когда же мы увидим «Дневник поэта» на экране? Закончить съемки планируется в конце 2022 года, но премьерный показ состоится на кинофестивале в Каннах или Берлине. К сожалению, таковы правила: если кинолента претендует на престижную премию, ее нельзя демонстрировать раньше.

Юлия ПАХОМОВА.
Фото Риты ИШНИЯЗОВОЙ, а также из официальной группы фильма ВКонтакте

  Напомним, полнометражный художественный фильм о Рами Гарипове станет завершающей частью трилогии «Первая Республика». В нее входят картины «Бабич» и «Первая Республика», третья часть — «Дневник поэта». Трилогия посвящена выдающимся деятелям культуры. Фильм создается в рамках исполнения указа Главы РБ о праздновании 90-летия народного поэта Башкортостана Рами Гарипова.

Если вы хотите помочь фильму финансами, волонтёрством или участием в массовке, оставляйте заявки на сайте https://www.rami-garipov.online/

Возврат к списку