USD 77.55 | EUR 91.26

Башкирский Фаберже

710 |

Женщина взмахнула пышными юбками в страстном фламенко, седой Пан хмурит брови из переплетения ветвей, девушка вглядывается в глаза дикого волка… Все они предстают на картинах, собранных из мельчайших кусочков уральского камня.

Башкирский Фаберже
Мало кто знает, что эти произведения искусства, выполненные в технике флорентийской мозаики, создаются в мастерской «Уралташ-Арт».



Палитрой красок для создателей уникальной флорентийской мозаики становятся многообразные яшмы и обсидиан, лазурит и змеевик, флюорит и амазонит. Из кусочков благородного камня мастера складывают невероятные картины, которые находятся в частных собраниях многих стран мира. Уфимские умельцы трудятся в мастерской художественной обработки камня «Уралташ-Арт» под руководством Любовь Чебан.
Из тонких пластинок поделочных камней, тщательно подбирая цвет и фактуру, мастера собирают каменное «полотно», которое сложно отличить от живописного. При этом оригинальность, продуманность и стиль работ невозможно перепутать с другими.



Предыстория

Башкирская школа мозаики родилась в 1989 году в мастерской «Артель», которую возглавлял Халит Нигматуллин. Вначале камнерезы работали при Западно-башкирской экспедиции ПГО «Башкиргеология»: изготавливали сувениры.
- Тогда здесь собралась могучая молодежь, энергичная, творческая — энтузиасты до сумасшествия. И начали творить. Первые работы были сделаны буквально «на коленке», огромными отрезными кругами диаметром 400 мм. Они использовались для промышленной обработки камня. А мы вырезали мельчайшие элементы — это все равно что топором бусы делать, - вспоминает Любовь Чебан, которая долгие годы была заместителем Нигматуллина и внесла немалый вклад в становление школы. Творческая мощь и энергия сделала невозможное - буквально за 10 лет родилось самобытное направление изобразительного искусства, которого ранее не было в Башкирии. Этот импульс художники камня пронесли сквозь череду неурядиц и кризисных лет.
Первое изделие появилось в 1994 году. Камнерез Андрей Журавлев изготовил шкатулку с мозаичной крышкой с самобытной птицей тукан. Работа вызвала горячий интерес у коллег по цеху в Сибае. Взаимное творческое соперничество с ребятами под руководством Дамира Девятова давало стимул к развитию, а находками и открытиями они всегда делились между собой, не скрывая нюансов обработки.



Удачный опыт стал толчком к созданию серии ларцов с искусно сложенными из яшмы известными православными храмами России.

Первым панно, выполненным в технике флорентийской мозаики, стало «Природа России» размером 60 на 60 см. Его заказали в подарок Борису Ельцину, бывшему тогда президентом России. Это был успех. Заказы приходили один за другим, изготавливали и картины для Подарочного фонда администрации президента Башкортостана, и иконы для Екатеринбургской епархии. Самую масштабную работу мастерская «Артель» сделала в театре «Нур» в 2003 году. Более 90 квадратных метров уникальной тончайшей мозаики из ценных пород уральского камня до сих пор украшает его холлы и залы. Полтора года напряженного труда стали переломными для художников камня — работу оплатили лишь частично, «Артель» была на грани разорения.



Свой путь

В 2014 году Любовь Чебан организовала мастерскую «Уралташ», где выбрала иной подход к работам - искусство здесь ставят выше ремесленничества. Все начинается с эскиза. Картинку «раскладывают» на элементы, разбирают по цветам и видам камня. Подбираются подходящие минералы и начинается кропотливый труд, который может растянуться на несколько месяцев. Каждый кусочек тщательно вытачивается и подгоняется так, чтобы не было ни единого зазора. Внимание к деталям Любовь Дмитриевна считает признаком профессионализма, поэтому в панно «Уралташа» продумывается каждая мелочь: можно бесконечно рассматривать тонкие переливы трав, облаков, листвы деревьев, вглядываться в характерные лица героев.

В мастерской практически семейный подряд: за станками работают дети Любовь Дмитриевны Сергей, Антон и Олеся, два года назад к ним присоединилась Ольга Гордеева — прибыла на практику после окончания техникума и осталась работать в компании творческих людей.



Несмотря на монументальность, камень - материал капризный. Различается твердость и плотность, податливость и пластичность. Вот, например, нефрит мягче яшмы, имеет красивый выразительный цвет. Но работать с ним сложно: крошится, забивает инструмент, может внезапно разбухнуть и потрескаться — иногда это проявляется в самом конце работы. Нежно-голубой виолан сыплется как сахар, к нему нужен особый подход. А малахит, о котором слагали легенды, стараются не использовать - при обработке все вокруг окутывается ядовитой пылью.

Во время работы камень может изменить фактуру и цвет, порой пятна появляются на почти готовом панно. Бракованный кусочек вырезают, изготавливают заново.



- Когда делали икону Божьей Матери в Новотихвинскую обитель 1,2 м высотой, я занималась лицом и руками Матери и маленького Христа. Очень тонкая работа, в иконописи для этого существуют особые мастера. И уже на финишной отделке у младенца под носиком проявились темные пятна. Пришлось перешлифовывать все.
Навратные иконы со сложнейшими библейскими сюжетами украшают Введенческий храм в Дудинке, одна из икон была заказана для патриарха Алексия, несколько картин - в резиденциях российских корпораций, частных собраниях коллекционеров и первых лиц иностранных государств, но большинство изысканных работ уезжают в неизвестном направлении. А ведь Башкирия могла бы вывести бренд уникальной флорентийской мозаики на государственный уровень, наравне с продукцией УМПО и медом.

Поспорим с Эрмитажем

- Главная проблема камнерезов в том, что они не могут пробиться по-настоящему. Ни уфимский, ни российский рынок не может оценить по достоинству работы высочайшего уровня, без преувеличения, новый «Фаберже», - уверен директор ООО «Уральское горно-геологическое агентство» Александр Кочергин, взявший камнерезов под опеку. По его мнению, без помощи государства неповторимое направление живописи может опуститься до банальной «сувенирки». При этом помощь может и не потребовать особых вложений. Республика участвует в выставках по всему миру, так почему бы не продемонстрировать мастерство камнерезов.


Увы, но спрос на великолепные изделия сейчас в России невелик. Это иной уровень, которого можно достичь лишь на зарубежных выставках, где работы башкирских мастеров будут блистать в полной мере.

Мэрия Уфы активно поддерживает талантливых мастеров. Недавно они обрели новое место для работы - мастерская переехала в новое просторное помещение. 

Александр Кочергин направил благодарственное письмо, где выражает глубокую признательность за поддержку башкирской школы флорентийской мозаики.

"Администрация помогла с поиском помещения для размещения мастерской художественной обработки камня «Уралташ-Арт», действующей в составе нашего предприятия. Задача была совсем не тривиальной, учитывая специфические требования для помещения (канализация, энергетика, свет, шум). Сегодня мастерская переехала на территорию Уфимского тепловозоремонтного завода и начинает работу в новом помещении", - говорится в письме.

Напомним, предприятие ООО «Уральское горно-геологическое агентство» много лет сотрудничает с мастерами башкирской школы флорентийской мозаики, яркие представители которой трудятся в мастерской "Урал-таш". Уникальные по красоте и тонкости полотна создаются из кусочков благородного уральского камня, яшм и обсидиана, лазурита и змеевика, флюорита и амазонита. Эта кропотливая и сложная работа требовала просторного помещения. Благодаря помощи мэрии и заместителя главы Администрации ГО г. Уфа Николая Фадеева, художники обрели место для творчества.

"Компания по освещению деятельности предприятия и, прежде всего, мастерской Уралташ-арт в газете Уфимские Ведомости, журнале Уфа, телеканале «Вся Уфа» позволяет расширить сферу деятельности предприятия.
Особую благодарность заслуживает статья «Башкирский Фаберже» в июльском номере журнала "Уфа". Впервые в печати освещена история зарождения и развития Башкирской школы Флорентийской мозаики. Безусловно, является значимой вехой в ее истории. Впервые за многие годы мы почувствовали поддержку, почувствовали , что мы не одни, - отметил Александр Кочергин в своем письме.

Фото Риты ИШНИЯЗОВОЙ

Автор: Юлия Пахомова

Возврат к списку