USD 74.04 | EUR 89.85

Цветовая гамма школы имени Кузнецова

271 |

Выставочный зал «Ижад» Нестеровского музея принял в свои дружеские объятия новую выставку. Это снова выставка художников-преподавателей, наставников будущих живописцев, графиков, мастеров декоративно-прикладного искусства, снова из черниковских краев.

Цветовая гамма школы имени Кузнецова
Но на сей раз ретроспективу прошлых своих достижений и демонстрацию нынешних представляют педагоги Уфимской детской художественной школы № 1, носящей имя известного художника Алексея Кузнецова. В этом году первой в нашем городе «художке» исполняется 60 лет.

При входе нас встречают многочисленные документы и фотографии - от черно-белых снимков 1960-1970-х до цветных последних лет, как зримая летопись славного пути школы. Здесь же, в первом зале, находятся работы старейших ее преподавателей, которых уже нет с нами, но память о них жива, живы их принципы и заветы. Тонированные гипсы Евгения Цибульского, овеянные романтикой революции и военных лет. Скульптуры из дерева Бориса Замараева, в которых гладкость поверхности или нарочитая ее грубость точно передают замысел творца, открывают глубинную суть произведения. Синий внимательный взгляд девушки с портрета кисти Алексея Кузнецова, крепкая широкоплечая фигура начальника летной школы. Акварель, масло, линогравюра, мозаика «маркетри»…



Идет неторопливый рассказ о том, что было видено, пережито, прочувствовано в Уфе и родном Черниковске, в летних вылазках-пленэрах по Башкирии, путешествиях по другим городам и весям. Множество пейзажей, где крутобокие скальные выходы сменяются степным окоемом, старые дома-домишки с резными ставнями теснятся бок о бок с многоэтажными громадинами, лиловые всполохи сирени сменяются багрянцем дикого татарника.



Вот знакомые фамилии: у кого-то я прежде бывала на выставках, с кем-то лично знакома. Марат Марин показал новую картину из серии «Память». Здесь лицо молодой Ахматовой с темной незавитой челкой поворачивается в профиль и превращается в ту спокойную седовласую Ахматову, о которой Евтушенко сказал: «Ахматова вневременной была…» В полотнах Салавата Гилязетдинова, навеянных многовековой историей кочевников, слышен «зов предков», а изображения всадников, их коней, птиц странным образом напоминают пазырыкские войлоки. Юрий Григорьев, которого я запомнила по конкурсу «Черниковская котовасия», отобразил победный шаг русского солдата по освобожденным от фашистского ига землям в духе карикатур Кукрыниксов, что смотрелось неожиданно свежо и впечатляюще .



Блеск керамических ваз Михаила и Ирины Таран, волшебные фигурки из папье-маше Динары Гарифуллиной - Белый кролик, Мышиный король, Сова в академической шапочке, печворк Альфии Нугумановой с моим давно любимым панно «Мамиными молитвами», собравшим винтажные вышивки гладью, крошечное «бетеу»-талисман, стихотворные строчки на башкирском и русском («Цветы, вышитые мамой, сохранили тепло ее рук»), благородную приглушенность лоскутков коричневых и оранжевых оттенков, словно не затухающий костер материнской любви.

Хочется описать каждый уголок, назвать каждую фамилию. Но чтобы не впасть в скороговорку, просто советую вам, дорогие читатели, отложить ненадолго все дела и окунуться в большой мир, открытый этой прекрасной выставкой. Она будет работать до 9 мая.

Анна МАСЛОВА

Возврат к списку