USD 73.2 | EUR 86.89

«Музыка – навсегда в моем сердце…»

469 |

К юбилею и 40-летию творческой деятельности пианистки, заслуженной артистки Республики Башкортостан Гульшат Каримовой

«Музыка – навсегда в моем сердце…»
О талантливых людях писать приятно и легко. Гульшат Мунировна Каримова (Зайнутдинова) безусловно принадлежит к когорте таких людей – блестящая пианистка, опытный и чуткий концертмейстер, педагог от бога… Аккомпанировала лучшим из лучших в Башкирии, России и за рубежом. Непревзойденное исполнение башкирской и татарской музыки легко уживается в ней с глубоким пониманием и филигранным исполнением таких корифеев русской музыки, как Чайковский, Прокофьев, Шостакович. И кажется – нет высот в музыке, которые бы ей не покорились…

Игнаций Падеревский – выдающийся польский пианист и композитор, которого называли «королём пианистов» и «волшебником клавиш», говорил: «До того, как я стал гением, я был чернорабочим фортепьяно». Действительно, для того, чтобы стать большим музыкантом, недостаточно одного таланта, необходим ежедневный упорный труд. Так и Гульшат Мунировна, щедро одаренная от природы, к своим жизненным высотам двигалась посредством кропотливой многочасовой работы изо дня в день.

«Мой папа очень любил петь, мама хорошо играла на скрипке, поэтому никаких препятствий моему музыкальному образованию не было, – рассказывает Гульшат. – Мама преподавала русский язык и литературу, а папа был военным, и мы исколесили пол Cоветского Союза. Так и возили родители ради меня из города в город пианино. Я родилась в Уфе, когда мне исполнился год, папу отправили служить в Венгрию, где он охранял венгерский парламент и самого Яноша Кадара. Отец быстро освоил венгерский язык, и его оставили в Венгрии еще на несколько лет в качестве переводчика. В первый класс я пошла в военной части, которая находилась в Тверской области. Там же, в кружке при доме офицеров, стала заниматься музыкой у Ларисы Васильевны Макаровой. В 1964 году, из-за частых переездов, родители оставили меня в Уфе у любимых бабушки и дедушки. Помню это потрясающее время: жили в коммуналке, но очень дружно, я буквально купалась в любви близких мне людей. Рядом всегда был Нариман абый (Нариман Гилязевич Сабитов, башкирский композитор и дирижер, заслуженный деятель искусств БАССР, лауреат Государственной премии РБ им. Салавата Юлаева; двоюродный брат матери Гульшат – авт.), поэтому учиться плохо было никак нельзя, влиял его огромный авторитет. Воспитывали меня и родительские письма, папа в них обращался ко мне с такой мудростью и любовью, что многие его слова запомнились на всю жизнь. Его письма – это целое эпистолярное наследие...»

Так складывалась судьба, что рядом с Гульшат Каримовой, давая ее таланту сформироваться и развиться, были на разных этапах неизменно талантливые педагоги, большие мастера своего дела. В музыкальной школе она училась у Людмилы Петровны Кукотовой, дочери прекрасного драматического тенора Петра Кукотова, в музыкальном училище – у Н.Б. Скурихиной, в институте искусств – у профессора Наили Галеевны Хамидуллиной. После успешного окончания Уфимского государственного института искусств продолжила обучение в Москве, поступив в аспирантуру Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных (ныне Российская академия музыки), где ее руководителем стала легендарная Евгения Михайловна Славинская, замечательная пианистка, педагог, дирижер Большого театра. Славинская была довольна своей аспиранткой, хотя иногда шутливо отодвигала от инструмента, стремясь показать какой-то особенный нюанс исполнения: «Пусти старуху…»

 Гульшат Каримовой посчастливилось застать во время своего обучения в Москве и других корифеев музыки, таких как композитор Генрих Ильич Литинский, пианист Теодор Давидович Гутман, виолончелист Валентин Александрович Берлинский, выдающийся кларнетист и педагог Иван Пантелеевич Мозговенко, которому в феврале этого года исполнилось 97 лет. Она до сих пор помнит его потрясающие уроки и гордится дружбой с этим светлым талантливым человеком.

Уфимское училище искусств Гульшат окончила блестяще, исполнив в 19 лет сложнейший Первый концерт для фортепиано с оркестром Сергея Прокофьева. Следующую высоту – институт искусств – она так же успешно преодолела, сдав все специальные предметы «на отлично». В вузе в это время работали молодые талантливые московские педагоги-музыканты, приглашенные в Уфу Загиром Гариповичем Исмагиловым – первым ректором, композитором, народным артистом СССР: пианисты В.Н. Монастырский и И.Д. Лавров, скрипач М.Е. Швайштейн, педагог по вокалу М.Г. Муртазина, виолончелист А.А. Калачев. Гульшат впитала все лучшее, что в этот период давал своим студентам уфимский институт искусств. После окончания аспирантуры ее пригласили работать на кафедре камерного ансамбля родного вуза и сразу же дали очень сложный, выпускной, курс. Нагрузка была огромной: очники, заочники, при этом еще – активная концертная деятельность.
Она участвовала в ярких фестивалях музыки композиторов Поволжья и Урала, организованных Робертом Газизовым, на которых в одной из автономных республик ежегодно встречались мастера искусств. Она стала одной из первых исполнительниц музыки башкирских композиторов, сделала серию фондовых записей с лучшими музыкантами и певцами Башкирии. С особым теплом она вспоминает работу с Радиком Арслановичем Гареевым: «Это был человек с большой буквы и профессионал высокого уровня, который доводил до совершенства любое свое исполнение; только после этого можно было записывать сделанное».



Известный композитор, заслуженный деятель искусств РБ Рафаил Касимов отмечал: «Наши композиторы доверяют Гульшат Мунировне, ее вкусу, профессионализму. Она умеет удивительно тонко проникнуть в творческую лабораторию автора… Есть еще такая неуловимая вещь, как национальный колорит. Научить этому нельзя – надо почувствовать. У Гульшат Мунировны – это в крови. Я слушал, как под ее пальцами оживают сочинения моих коллег… Ей подвластно многое. И мы, композиторы, бесконечно ценим такого верного и надежного друга». Знание языка, народных татарских и башкирских песен было впитано Гульшат с детства. «Это или есть или нет, это корни, – говорит она».

В каждое свое выступление она вкладывала и вкладывает талант, опыт, тонкое видение и понимание музыки как отдельной безбрежной стихии. Наверно, если бы речь шла о ком-то другом, а не о Гульшат Каримовой, всего сказанного было бы вполне достаточно для создания яркого и полного портрета человека и музыканта. Но есть еще несколько важнейших вех ее жизни и творчества, о которых нельзя не упомянуть.

Большим событием стало для нее приглашение на работу в Бангкок в Академию музыки. На первых порах было трудно: чужая страна, обычаи и порядки, чужой язык… Знание английского языка помогло в преподавании и общении. Известный импрессарио Бангкока господин Монгкол, услышав выступление русской пианистки, сделал Гульшат предложение о сотрудничестве. Были сыграны концерты с музыкантами из Португалии, Италии, ЮАР, США, Швеции, Англии, Китая. Приходилось выступать и перед членами королевской семьи Таиланда. На нескольких концертах присутствовал посол России в Таиланде О.В. Босторин. По-прежнему она была безупречна в своем мастерстве и творчестве, о чем сообщил в рецензии на ее сольный концерт английский музыкальный критик Майкл Марш в газете Bangkok Post: «Госпожа Каримова продемонстрировала, как выразительны фортепианные пьесы Чайковского, и обогатила нас новыми фортепианными впечатлениями... Опытный и чуткий аккомпаниатор-концертмейстер и строгий педагог, при этом прекрасная солистка, способная на творческие сюрпризы». Публикация называлась: «Фортепианный концерт необычайного артистизма».
Еще одним ярким событием стало участие в Фестивале фортепианного искусства, на котором Гульшат Каримова выступила с сольной программой и прочитала лекцию «Система фортепианного образования в России», утверждая не только прекрасной игрой на фортепиано, но и теоретическими выкладками явные преимущества российской музыкальной системы обучения.




 Через три месяца прилетел в Бангкок любимый супруг пианистки Рустем Каримов. Когда-то они познакомились в училище искусств: она продолжала обучение игре на фортепиано, а он по настоянию мамы, известной башкирской флейтистки Юлии Науширвановой, учился на хоро-дирижерском отделении. Прекрасный музыкант-барабанщик, в Бангкоке Рустем был востребован как пианист в одном из крупных местных отелей. «Мы дополняем друг друга, – улыбается Гульшат. – Рустем учит меня играть Шопена… Я «нотница», но при этом очень люблю джаз. Восхищаюсь бразильцем Антонио Карлосом Жобимом, Эллой Фицджеральд, Оскаром Питерсоном. Я всегда поражалась, как можно так импровизировать…».

Бангкок по-настоящему принял русских музыкантов. Наверно, Гульшат с Рустемом прожили бы и дольше в этих теплых краях, но тяжело заболел папа Гульшат, и они вернулась на Родину. После смерти отца семья осталась в Уфе: нужно было поддержать маму, прийти в себя.

От тяжелых мыслей отвлекала концертная деятельность. В 1999 году она получила от башкирской филармонии приглашение на участие в концертах, посвященных 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина, которые проходили по всей Башкирии. В 2001 году в Башкирской государственной филармонии состоялся большой концерт «С любовью к музыке» с участием звезд башкирской и российской сцены, а также юных талантливых музыкантов, посвященный 20-летию творческой деятельности Гульшат Каримовой. В нем приняли участие музыканты, с которыми ее связывали совместная работа и творческая дружба.
А в 2002 году она по приглашению уехала в Италию и начала работать в музыкальной Академии в Милане. Вскоре ее выбрали в качестве концертмейстера для участия в мастер-классах, которые проводили два раза в месяц музыканты из оркестра Ла-Скала и на которые приезжали музыканты со всей Италии. Ей посчастливилось работать с первым кларнетом Ла-Скала Фабрицио Мелони, первой флейтой Давидом Формизано. Незабываемые впечатления оставила и репетиция «Травиаты» в Ла-Скала под руководством самого Риккардо Мути. От необыкновенной красоты и совершенства струнных хотелось просто плакать от счастья…

Вернувшись в Уфу, она стала работать в Башкирском государственном театре оперы и балета концертмейстером оперной труппы, начала преподавать в Среднем специальном музыкальном колледже, обучая одаренных детей не только игре на рояле, но и духовности, искусству быть людьми. Школ такого уровня в России не более семи, и дети после обучения легко поступают в ведущие музыкальные вузы страны.

В 2005 году с будущим знаменитым виолончелистом Рустэмом Хамидуллиным, а тогда учеником музыкального колледжа, они побывали в Париже на конкурсе Мстислава Ростроповича. Победителями не стали, хотя Ростропович назвал юного Рустика «талантливым парнем», которому просто не хватило опыта. И вновь в Париже, в 2008 году, Гульшат Каримова представляла искусство Башкортостана в штаб-квартире ЮНЕСКО с лучшими музыкантами республики.



Один из последних успешных проектов пианистки – концерты «Тенора на бис!» – с участием известных теноров Ильгама Валиева, Артема Голубева, Хамида Ижболдина, Алима Каюмова, Сергея Сидорова. Концерты, в которых были исполнены популярные арии из зарубежных и русских опер, романсы и неаполитанские песни, тепло принимались публикой.
Кажется, совсем недавно ее поздравляли с 20-летием творческой деятельности. Следующие 20 лет просверкнули на жизненном небосводе Гульшат Каримовой новыми яркими встречами, незабываемыми концертами и талантливыми учениками. Она по-прежнему энергична, полна творческих идей и восхищает поклонников безупречным исполнением любимой музыки.
Душевно поздравил пианистку с 40-летием творческой деятельности народный артист Аскар Абдразаков: «С большой радостью и любовью хочу поздравить Гульшат Мунировну с Юбилеем! Это мой первый концертмейстер, который помогал мне делать первые шаги в вокальной музыке во время учебы в Уфимском институте искусств. Она умеет тонко прочувствовать все нюансы голоса и своим мастерством помогает создать яркий и колоритный вокальный образ. Я очень рад, что и сегодня Гульшат Мунировна работает как с молодыми певцами, так и с маститыми вокалистами».

Ольга ХАЗИАХМЕТОВА

Возврат к списку