USD 73.2 | EUR 86.89

История бизнеса в Уфе: Михаил Роднов

295 |

Уфа являлась не только военно-административным центром края, но важным торгово-промышленным городом, и значительную роль играли купцы-мусульмане. Эта тема стала предметом исследования доктора исторических наук Михаила Роднова.

История бизнеса в Уфе: Михаил Роднов
…Уфа в середине позапрошлого столетия - отнюдь не тихий провинциальный город, как это считают многие. Здесь кипела бурная экономическая жизнь. Она была центром банковской деятельности, чайной и мануфактурной столицей. В Уфе сохранилось старинное здание Волжско-Камского банка, одного из крупнейших в России, через который проходило 60 процентов оборота местного капитала, он был монополистом в течение десятилетий. Однако экономическая составляющая Уфы того времени и в частности мусульманского бизнеса, к сожалению, мало изучена.

- Интересно, как раньше функционировал торговый рынок, осуществлялись безналичные расчеты, трансферты (переводы)…

- Архивы банков, благодаря большевикам, которые национализировали эту систему, сохранились. Я искал документы и в уфимских и санкт-петербургских архивах, даже видел личные счета вкладчиков, а это строго конфиденциальная информация. В те времена она никогда не публиковалась, и западноевропейские историки не могут их изучить, потому что тайна вкладов даже тех людей, кто жил сто лет назад, существует до сих пор. Репутация бизнеса - это серьезные деньги. Так что мне повезло увидеть уникальные материалы, строго конфиденциальные.

- Как развивался банковский бизнес?

- В 1865 году в Уфе открылось отделение Госбанк, в 1873 г. начинает работу филиал Волжско-Камского банка, вот его архивы с великолепной отчетностью и сохранились. Царское правительство к банкам относилось очень подозрительно. Был принят закон: если в городе открылось отделение банка, второму - уже не быть! Приведу интересный факт. Мною опубликован список вкладчиков. Все они – представители среднего и крупного предпринимательства. Ведь минимальная сумма первоначального вклада была - сто рублей, меньше не принимали.



Существуют разные методики пересчета денег тогдашних и сегодняшних, к примеру, по золотому стандарту. Я использую «картофельный коэффициент». Пуд картошки в начале века стоил 15 копеек, то есть один килограмм примерно – 1 копейка. Если возьмем сегодняшнюю стоимость - то это 20 рублей. Получается, один рубль равен 2 тысячам рублей современным. На 70 - 80 копеек в то время можно было хорошо пообедать в трактире, и сегодня на 1,5 - 2 тысячи можно пообедать в ресторане. Так что 100 рублей - большая сумма по тем временам.

- В списке вкладчиков банка были известные фамилии?

- Мусульманский бизнес быстро освоил все банковские технологии. В числе вкладчиков в основном был средний класс - предприниматели Тевкелевы, клан Ахтямовых. Проникали в Уфу крупные предприниматели из Поволжья, были и местные олигархи. Нужно сказать, история бизнеса мало изучена, я ищу аспирантов, знающих арабский, чтобы читать метрики, сохранившиеся в городских мечетях. Потому что история бизнеса - это история семьи. 90 процентов бизнеса рушится на третьем поколении, в современном мире уже во втором - наследников мало. По исследованиям всплывает несколько фамилий – представителей очень крупного бизнеса, о которых знаем мало.

- Вы даже составили свой список Форбс…

- Да, и первый в нем - Зариф Исмагилович Утямышев, стерлитамакский предприниматель, очень долго работавший на нашем рынке. Вскоре он уехал в Казань, где вместе с компаньонами открыл суконную фабрику. Потом вернулся в Уфу. У Утямышева в годовом обороте было почти полмиллиарда рублей.

- Чем он здесь занимался?

- К сожалению, история такова, что мы знаем финансы, масштабы, но не знаем, чем конкретно занимались коммерсанты. Это глобальная, общемировая проблема. Частный бизнес не обязан был тогда, да и сейчас, передавать документы в государственные архивы, хранилища. От современных предпринимателей останутся регистрационные документы, данные налоговой, а чем занимались - секрет. В Западной Европе, в частности в Финляндии, есть специальные программы: предпринимателей уговаривают сдавать свои архивы в хранилища с любым сроком секретности, хоть на 100-200 лет. В случае с Россией получилось следующим образом. Большевики национализировали гигантские банки, заводы, и их документация сохранилась, а архивы и данные мелкого и среднего бизнеса (а это 90 процентов предпринимателей) были уничтожены. Расскажу интересный случай. В Уфе есть дом Платоновых (там сейчас Министерство юстиции), одно время заброшенный, и когда начали его капитальный ремонт, краеведы, исследуя чердак, обнаружили, что он заполнен делопроизводственными бумагами вперемешку с птичьим пометом (вывезли пару самосвалов!). 70 лет бумаги пролежали там. А документы для истории важные и интересные – по ним можно узнать внутренний характер бизнеса. И всплывают порой загадочные фамилии…

- Назовете?

- Абдул Латыпов. Он не наш, не местный, с Поволжья. У него были большие обороты в современном понимании - сотни миллионов рублей. В 1880-е годы приезжает к нам Абдулхакимов (Хакимов), выходец из Малмыжа, южной части Вятской губернии. Уфа в эти годы бурно развивается, и ни в коем случае ее нельзя представлять тихой провинцией. Это был крупный центр экономики, в частности финансов, особенно, когда к нам пришла железная дорога. В 1888 году мы оказались на Великой трансевразийской коммуникации из Европы в Азию, и к нам пришли все крупнейшие общероссийские фирмы мирового масштаба: это металлургические, крупнозаводские фирмы, золотодобытчики, заработала чайные компании. Уфа стала одной из чайных столиц Российской империи. Когда Транссибирская магистраль через Уфу пошла в сторону Омска, к нам тут же ринулись все чаеторговые фирмы. Караваны с чаем из Китая раньше шли севернее, а теперь они грузили свой товар в вагоны и отправляли в Уфу.
Из татарских купцов у нас было два лидера - Хакимов и Назиров. О первом более-менее известно. На улице Бекетовской у него было несколько усадеб. А вот о Назирове мало информации. Известно только, что оборот капитала у него был под миллион рублей (по современным меркам два миллиарда в год). Еще был один коммерсант - Губайдуллин, c оборотом 800 тысяч в год.

- Долго они сохраняли первенство?

- В конце века к нам пришли крупные российские и мировые корпорации, и они вытеснили их. Единственный, кто сохраняется в лидерах - Назиров.

- С чего начался мусульманский бизнес в Уфе?

- История такова. В Уфе уже по данным пятой ревизии (1795 год) уже действовали татарские купцы, была влиятельная община. Но потом, в первой половине ХIX века купцы (по документам) исчезают, сказалась, видимо, кантонная эпоха, когда все мусульманское население состояло в той или иной форме в башкирско-мешарском войске, а там - жесткий режим, отсутствие свободы передвижения, обязанности т.д. К примеру, в Оренбургском казачьем войске была небольшая группа торгующих казаков. Это были очень богатые предприниматели, которых освобождали от всякой военной службы. Они платили большие деньги в свое войско. У нас такого не было.

- Как происходило возрождение торговли?

- Купечество появилось после ликвидации кантонной системы, когда пошли великие реформы. В 1865 году в Уфе проводится первая перепись торгово-промышленных заведений. В городе на то время таких было лишь два принадлежащих татарам: одно на Мечетской улице (конец тогдашней Спасской - официальных названий не было, в народе улица называлась так из-за расположенной на ней мечети. Сейчас Тукаева). Речь о бакалейной лавке в доме Ахуна Сулейманова, которая принадлежала его жене Тархане. Сама она не торговала, в лавке был приказчик - государственный крестьянин Хусен Маггутдинов. Торговали чаем, сахаром, пряниками, тесемками для женского гардероба. Большинство приказчиков - приезжие, выходцы из Поволжья. Второе торговое заведение находилось внутри гостиного двора. Это была игольная лавка, принадлежавшая обер-офицерскому сыну Мухаметзарифу Курамшину. Он торговал сам, продавал серьги, пуговицы. Уже через пять лет, в 1869-м году в Уфе числится большее число татарских предпринимателей. Появляется лавка бумажных товаров, принадлежавшая казанскому купцу Гайсе Мусину. У него служили два приказчика: один из них цивильский купеческий сын Мухамет Фатьмухалитов, второй - казанский мещанин Гильман Нугманов.

- Бумажные товары – это какие?

- Хлопчатобумажные ткани. В конце 1860-х годов появилось огромное количество таких заведений. Как раз в это время открывается регулярное пароходство, и суда из Нижнего Новгорода (там рядом находится Шуйский текстильный район, Иваново, Шуя), и казанские купцы везли фабричные ткани, которые стремительно вытесняли материалы домашнего производства. Продажа хлопчатобумажных тканей стала одним из основных направлений развития бизнеса.

- То есть тогда в тренде было фабричное? А сегодня опять в цене хенд-мейд…

- Я нашел интересный документ начала 20 века. Музейщики обратились в Стерлибашево, где проживала известная династия мулл Тукаевых с просьбой помочь найти женский домотканый мишарский костюм для экспозиции. Мулла собрал местных бабушек, спросил, у кого есть такой костюм? «Да, помним, знаем, но нет такого», - ответили они. Все давно перешли на фабричные ткани.

- Откуда, кроме работы в архивах, вы добываете информацию?

- Сведений сохранилось мало, потомки тщательно скрывали своих купеческих предков. Бытуют легенды, которые тоже нужно учитывать. Например, на улице Бекетовской (ныне М. Карима) во х дворе усадьбы Хакимова был колодец. После революционных бурь, когда купеческие особняки превратились в коммуналки, в этот двор пришла к жильцам тихая неприметная татарка и попросилась переночевать на крыльце. А утром жильцы возле колодца обнаружили только «кошку» (железный крюк на веревке). Говорят, что Хакимов свои ценности спрятал в колодце, тихая бабушка была его жена, которая вытащила их и выкупила своего супруга. А Хакимов был сказочно богат. Большие состояния тогда делали на двух вещах – на скупке хлеба и торговле мануфактурой. Торговля - сложный процесс, многоуровневый. Пшеницу собирали у крестьян по деревням небольшими партиями, им везти ее в город сложно, скупщики поставляли зерно на пристани, откуда 90 процентов хлеба уходило в Рыбинск, немало шло на экспорт . Словом, была многослойная система, основанная на том, что люди знали местных предпринимателей. Вот здесь большую роль играл нациально-религиозный фактор, с соплеменником, говорившим на родном языке, проще договориться.

- На чем еще сколачивали состояния?

- Занимались продажей мануфактуры (тканей). Магазины готовой одежды в Уфе были явлением редким. В те времена в основном все шили, рынок тканей был огромным. Их закупали в Польше (Лодзь), Москве, Иванове, Нарве и других городах. Коммерсанты месяцами сидели там, где закупали оптовые партии, а в Уфимской губернии перепродавали его мелкими партиями деревенским торговцам. Схема была такая: за товар коммерсант отдавал наличкой около двадцати процентов, на остальное выписывались векселя, долговые расписки. Долговые расписки требовали доверия, нужно было хорошо знать своих контрагентов. И здесь снова срабатывал национальный фактор, своему больше доверяли.

- Говорят, мусульманские лавки в Уфе работали практически бесперебойно, в отличие от православных?

-Даже были жалобы! По законам Российской империи были официальные религиозные праздники, когда торговля не работала, у каждой конфессии свои. Только, как говорит татарская поговорка, «у русских каждый день праздник», число православных праздников было большое, а у мусульман праздников мало. И в каждый православный праздник русские купцы обязаны были закрыть торговлю, а двери в татарские лавки в эти дни практически не закрывались. Жаловались русские предприниматели.

Подготовила Лилия ЗИМИНА.


Возврат к списку