USD 76.47 | EUR 90.41

Встреча после войны

709 |

Творческая подача реальных событий. Чего только не увидишь во время рейда Добровольной народной дружины...

Встреча после войны
- Да что же ты так не по-людски, командир? Ты служивый, я тоже! Праздник один на двоих. Ну, давай без «бумажки», а? – тараторил, держась за решетку, нетрезвый мужчина.

Капитан полиции Евгений Миролюбов не обращал на него внимания, склонившись над бланками протокола. Суровое лицо его было спокойно: чего только не бывает во время ночного дежурства. Хотя мне, только вступившему в ряды «Добровольной народной дружины», все было в новинку: люди, истории, ситуации.

Небольшой опорный пункт полиции на остановке Галле разделен на две части. С одной стороны – те, кому положено защищать порядок. С другой – те, кто, так или иначе, его нарушает. Я же чувствую себя третьей силой: не в погонах, но и не за решеткой. Мое нахождение здесь объясняет красная повязка на левой руке.

- Ну, подумаешь, отметил 23 февраля. Пошумел немножко. Так что ж, меня сразу в «кутузку»? А я, между тем, воевал. В Чечне служил, с 1999 по 2000 год… - устало бросил мужчина.

На его испещренном морщинами лице застыла грустная улыбка. Короткие с проседью волосы, открытые голубые глаза. На вид – лет сорок. Простая черная куртка, руки с мозолями выдают человека рабочей профессии. Действительно, на хулигана и преступника он не похож. Услышав слово «Чечня», полицейский вздрогнул, ручка в его пальцах остановилась. Оторвавшись от протокола, он бросил на задержанного пронзительный взгляд.

За окном – миллионный город встречает февральский вечер. В хлопьях снегопада – кляксы неоновых огней, фары машин плавят темноту желтыми пятнами. Спеша по домам, десятки людей куда-то идут и едут. В этой суете не потеряет бдительности только полицейский. Подозрительную личность он может вычислить за полминуты.

Четверть часа назад мы с офицером молча шли по проспекту, со стороны аграрного университета. Коротко представившись, капитан сосредоточился на работе. Я знал, на что он обращает внимание в первую очередь. Нетвердая походка, грязная одежда, руки, сжимающие что-то в карманах. Или, например, шапка, надвинутая на глаза. Но сегодня все было иначе. На остановке транспорта пьяный мужчина едва устроил громкую перепалку со случайным прохожим. Сейчас, когда он сидит за решеткой, я вспоминаю: «пострадавший» кричал ему что-то обидное о «продажных солдатах»… Теперь нюансы случившегося выясняет капитан Миролюбов. В глазах его – неподдельный интерес.

- «Чеченец», говоришь? А где конкретно служил?

- Где-где… Сначала в Грозном, на блокпосте стояли. Потом – Аргун, Ведено. Мотострелок я, водитель «БМП». Ефрейтор Александр Потапов…

- Не ты один воевал, да и праздник уже прошел. Так что зря устроил шум.

Рыбак рыбака видит из далека. А ветеран – ветерана. В какой-то момент атмосфера меняется. С лиц уходит напряжение, уступив место теплу и участию. Передо мной - два человека с разными судьбами, объединенные одной войной и случайно встретившиеся через много лет после нее. Нет, они не служили в одной роте, не делили один сухарь на двоих. И тем не менее…
В армию вчерашний школьник Женя Миролюбов попал в 1998-м. Страна тогда переживала не лучшие времена, это касалось и вооруженных сил. Попав во внутренние войска, первый год рядовой отслужил в Ставропольском крае. Потом было вторжение боевиков в Дагестан, куда и перебросили воинскую часть. В памяти бойца навсегда остались название гор и населенных пунктов: Ботлих, Ослиное ухо.
Однако это было лишь знакомство с войной: в бой пехоту особо не посылали, держа в низинах. В горы ходили десантники и отряды спецназа. Другое дело, что потом началась Вторая чеченская компания… Теперь батальон Миролюбова двинулся в Ичкерию, буквально по пятам отступающих боевиков.

- Да? Мы тоже «входили» со стороны Андийского хребта. Вот видишь, земляк! Только я прибыл в Чечню на неделю раньше… - говорит, улыбаясь, бывший механик-водитель.

Тогда Саше Потапову было всего девятнадцать. Управлять пятнадцати тонной «БМП-2» на горных дорогах оказалось сложнее, чем в парке учебной части. И это мягко говоря. Свой первый бой он называет чудом: граната срикошетила от корпуса башни, взорвавшись в стороне. «Помню удар, как кувалдой. Потом сверху заорали раненные. Ребята ехали на

броне, их посекло осколками. Короче говоря, боевик промахнулся».
Уже потом, сопровождая колонны с боеприпасами и провизией, мехвод Потапов научился предугадывать засады, обстрелы. Но получалось это не всегда.

- Броня у боевой машины тонкая, ее преимущество в скорости. Только при обстреле колонны это роли не играет: отрываться от своих нельзя. Но и стоять – верная смерть, надо медленно двигаться. Иногда приходилось «танцевать», уворачиваясь от прямого огня. Тут вопрос, кто окажется быстрее: наводчик за спиной или душман в кустах, - вспоминает бывший солдат.

А рядовой Миролюбов тем временем осваивал науку «партизанской войны». Да, основная часть боевиков отошла с равнинной части в горы. Но свои тылы федеральные войска контролировали слабо.

- В первый раз пошли в село, для зачистки. Аул домов на тридцать, одна главная улица, по ней и двинулись. Духи нас подпустили поближе и зажали пулеметным огнем с трех сторон. Кого ранило, кого убило, поддержки нет. В общем, началась паника. Умирать не хотелось. Мы с сержантом случайно засекли одного пулеметчика, скоро он замолчал. Из села выходили группами, прикрывая друг друга. Уже потом вернулись в него снова. Но грамотно, сначала охватив с флангов, - вспоминает офицер.

Внезапно оживает стоящая на столе рация. В паре кварталов отсюда хулиганы разбили витрину магазина, ориентировки имеются. Пожавши друг другу руки, ветераны прощаются на добром слове. Жизни их сложились по-разному. Один сменил штурвал боевой машины на руль «КамАЗа», став дальнобойщиком. Обзавелся семьей, сейчас растит сына. Второй, прежде чем вновь одеть погоны, окончил институт МВД. Решающую роль в выборе профессии сыграли «чеченские» льготы. Дочка учится в школе, где жена работает учителем. Словом, все как у людей. С одной лишь разницей: вспоминая разрушенные дома и семьи, мужики еще крепче берегут своих близких.

- Бывай, дружище! С прошедшим тебя праздником. Будь здоров и не слушай тех, кого на той войне не было, - говорит напоследок Евгений Миролюбов.

- И ты не хворай! Спасибо тебе, капитан!

Стрелка часов подбирается к половине десятого, скоро мое дежурство закончится. Офицер же привычен к ночным дежурствам, смена придет через несколько часов. Говоря о трудностях полицейской работы, он замечает: главное, что дома ждут жены и дети.

Егор СОЛНЦЕВ.

Возврат к списку