Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

Мячики с небес

194 |

В тот день, 7 июня, в сводки ДТП по республике короткой строкой попала авария в Благовещенском районе. «Столкнулись автомобиль и скутер, есть пострадавшие», - сообщала безликая информация, которая не могла передать и миллионной капли горя, пришедшего в семью Камильяновых.

Мячики с небес
Сегодня, глядя на этого общительного, улыбчивого мальчика, трудно поверить, что меньше двух месяцев назад его состояние было настолько тяжелым, что врачи приняли решение ввести его в искусственную кому.

В тот день, 7 июня, в сводки ДТП по республике короткой строкой попала авария в Благовещенском районе. «Столкнулись автомобиль и скутер, есть пострадавшие», - сообщала безликая информация, которая не могла передать и миллионной капли горя, пришедшего в семью Камильяновых.

Пострадавшие – отец и сын. Молодой мужчина и девятилетний мальчик. Жизнь обоих висела на волоске, в живых чудом остался лишь ребенок.



Скутер

С самого рождения Даньку окружали в семье особой любовью. Он – отказничок, мама решила оставить в казенном учреждении крепкого и здорового мальчишку, но из роддома малыш все же отправился в родную семью. Его забрала бабушка Тамара. В кратчайшие сроки она успела оформить опекунство и перед выходом на пенсию вновь стала мамой.

Одновременно такой же статус в глазах внука получила и бабушкина сестра-близнец. В селе Ильино-Поляна Благовещенского района их знают все и уже научились отличать тетю Любу от тети Тамары. А вот Даня обеих зовет мамами. Только одна – просто мама, а другая – мама Люба. Что такое две любящие мамы – догадаться нетрудно. Есть еще и любящий дедушка. Тетя Тамара говорит так: «Мы Даню бережем, а дед вообще с балкона прыгнет, если кто Даньку обидит».

Был у Дани и папа, Руслан. В тот злополучный день он мастерил возле дома деревянный заборчик для клумбы. Даня отпросился к маме Любе ночевать и ушел в центр села. А папе вдруг позвонил приятель и попросил приехать на мотоблоке и помочь с кое-какими делами. Руслан уехал, с приятелем они встретились, и тот предложил купить у него скутер. Для Дани.

Скутер для девятилетнего мальчишки. Звучит немного странно. Но это по меркам города. А в маленьком селе, не обремененном присутствием ДПС, на железных коней с мотором пересаживаются рано. Мопеды, мотоциклы, квадрациклы, скутеры все лето жужжат по местным дорогам. Здешние мальчишки осваивают технику без учебников и инструкторов. И, конечно, Данька о скутере тоже мечтал.

Бабушка Тамара, заядлая рыбачка и спортсменка по натуре, увещевала внука:
- Велосипед гораздо полезнее, на нем все тело работает. А скутеры и мопеды – езда в неподвижном состоянии.

Но мечты мальчишек редко поддаются здравому смыслу.

Может быть, Руслан тоже по-мальчишески мечтал о ярком и легком скутере? Сейчас узнать этого уже никак нельзя. Но тогда, это известно достоверно, он взял чудо-технику у друга, чтобы опробовать ее в деле и потом принять решение. А тут по дороге ему встретился Даня.

- Я попросил его покатать меня и сам держал руль. Потом папа сказал мне, чтобы я отпустил руль, он сам хотел вести. А я говорил: нет, папа, дай я довезу тебя, - вспоминает Данька, заговаривая о той поездке смело. Но потом голос его все равно сдается.

Руслан все же взял руль. Отец и сын были на трассе, по которой проносились машины. В какой-то момент они решили развернуться и ехать назад, но случилось страшное. Автомобиль, мчавшийся на бешеной скорости, смёл хрупкий скутер вместе с двумя пассажирами. Железного коня, будущий подарок для мальчика, поволокло по дороге, а отец и сын от удара отлетели в разные стороны…

Береза у 17-й больницы

Говорят, Руслан перед смертью пришел в себя и спросил о сыне. Ему ответили, что мальчик жив.

В тот вечер в районной больнице города Благовещенска дежурил лишь один врач, и потому все силы были направлены на спасение ребенка, у которого помимо переломов была черепно-мозговая травма. Руслан будто уступил ему свою жизнь, освободив единственного врача от необходимости спасения еще одного человека.

А за пределами реанимации две мамы-бабушки и дедушка подключали к силам медиков силы обычных людей и силы небесные. Дане нужна была кровь, и для него нашлось сразу 30 доноров. Дане нужна была божья помощь, и родные шли в церковь, молились, звонили в мечети, православные храмы, монастыри с единственной просьбой – молиться. Около недели ребенок находился в коме, и все эти дни дома часами стояли на коленях с одной надеждой – чтобы он при выходе из комы задышал самостоятельно.

Односельчане, узнавшие о трагедии, потянулись к дому Камильяновых. В больших городах, когда необходимо материально помочь больному ребенку, к сбору средств подключаются фонды и волонтеры. В селе нет фондов. Наверное, поэтому волонтером здесь является каждый второй.

- Мы не знаем, как и благодарить людей! – восклицают мама Тамара и мама Люба. – Нам несли деньги, Дане передавали гостинцы, таксисты предлагали отвезти куда угодно бесплатно.

Равнодушных в этой истории не осталось, и сестры-близнецы благодарны этому, как чуду, вспоминая целую вереницу чудес, связанных с дальнейшим ходом событий. Когда мальчик уже пришел в себя, совершенно случайно, от медперсонала больницы они узнали, что ребенка вот-вот собираются переводить из реанимации в хирургию и делать операцию на сломанной ноге. Согласия опекуна при этом никто не спрашивал. Знающие люди подсказали: в местной больнице у детей до 15 лет не делают подобных операций, и потому Даню необходимо срочно переправить в Уфу.

В 17-й больнице Уфы, где ребенка приняли в отделении травматологии, под повязкой на ноге обнаружилось подтверждение правильности принятого решения. Так как перелом у Дани был открытым, минимум одно хирургической вмешательство в Благовещенске он пережил. На память от него у мальчишки остался большущий шрам. По словам Тамары Камильяновой, уфимские врачи были удивлены тем, как неаккуратно зашита нога, какой рубец остался на коже.

Но этот факт на тот момент волновал близких меньше всего. Перепуганная бабушка, как только Даня окончательно пришел в себя, первым делом начала спрашивать у него таблицу умножения. Данька помнил ее на зубок. А вот тело слушалось плохо. Руки не хотели работать. Даже ложку держать было нестерпимо тяжело.

Чтобы не копить в себе слез и переживаний, мама Тамара каждый день ходила к березке, что росла у больницы. За месяц она проторила к ней дорожку в траве. Обнимала, плакала, рассказывала все до мелочей и прижимала ухо к стволу, чтобы услышать, как внутри поднимается из земли живительный сок. Вера в силу березы была так велика, что женщина срывала листики, прося у дерева прощения за каждый листочек, и подкладывала их под спину мальчику. После этих березовых «процедур» он неожиданно начал крепнуть.

А однажды около березы Тамара Камильянова обнаружила маленький желтый мячик. Он и сейчас хранится в комнате Дани, как напоминание о нежданном подарке. Яично-желтый каучуковый шарик бабушка принесла в палату, дала в руки Дане, сказала: это тебе березка послала.

Даня стал потихоньку сжимать его то одной рукой, то другой, и руки его вскоре стали слушаться.

На одной ножке

Сегодня Даня дома. От двух месяцев нескончаемых переживаний остались штифты в бедре, которые пробудут там еще долго, и имена уфимских врачей в мамином блокноте. Нуршата Нургарифановича Гибазова и Руслана Маратовича Шугаипова здесь вспоминают по нескольку раз на дню словами благодарности и называют врачами от бога. Врачами, способными чувствовать чужую боль, как свою собственную.

- Весь коллектив больницы нам запомнился своей внимательностью, чуткостью. Ко всем детям относятся с одинаковой заботой, вне зависимости от толщины кошелька их родителей, - подчеркивает Тамара Камильянова. - С нами лежал мальчишка из детского дома. Так врачи ему сами игрушки покупали!

Даня, который до аварии занимался тяжелой атлетикой, сам попросил гантели и каждый день делает зарядку. Правда, пока только полулежа на диване. Известие о смерти отца он пережил подобно стойкому оловянному солдатику. Не сломался, не захандрил. Только стал взрослее, рассудительнее и постоянно следит за пожилой мамой. Повторяет: «Мам, тебе нельзя тяжелое поднимать! Мам, оставь, я сам встану и на одной ножке допрыгаю». Прыгать на одной ноге он уже пробовал. Правда, даются эти прыжки непросто – кружится голова.

11 августа должен состояться суд, на котором будет принято решение по поводу водителя машины, сбившего тот роковой скутер. Им оказался молодой парнишка, тоже Данил. Он навещал маленького Даню, и родные погибшего Руслана и его пострадавшего сына не хотят для него ни реальных, ни условных сроков. Они не ищут виноватых, они вообще из всей этой трагедии пытаются извлечь удивительное, чудесное – как тот желтый мячик в траве. И даже за смерть Руслана не укоряют небеса. Говорят: он умер накануне Троицы, и значит, ему прощены все грехи. Говорят: когда копали могилу, не попалось ни одного камушка, хотя почва на местном кладбище каменистая. А значит, земля ему пухом.

В этом доме с большим волнением ждут не суда, а другой даты. Вскоре Даньку вновь осмотрят врачи и решат, когда и как ему можно будет снова начинать ходить.

А пока Даня крепнет и мечтает… о мопеде. Он то и дело заводит разговор о собственном транспорте, хотя его история преподнесла слишком тяжелый урок подобным мальчишеским мечтам.

Автор: Оксана КУЗЬМИНА.

Тамара Руслан скутер одной каждый чтобы семью когда Руслана больнице мальчик пришел Говорят больницы Данька Камильяновых остался бабушка желтый решение

Возврат к списку