USD 63.74 | EUR 72.79
Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

Ковровых дел мастер

138 |

Ковровых дел мастерНаши мальчишки трудятся не покладая рук. Я бы сказал, живота своего не жалея. Целыми днями возятся с «инструментами»: Даня мастерит робота из проволоки и остатков старого компьютера, а Сеня – новейший планшет. Из картона и пластилина. Вся детская комната в обрезках, обломках, бумажках, стружках. Мама сокрушенно качает головой, но молчит.

Наши мальчишки трудятся не покладая рук. Я бы сказал, живота своего не жалея. Целыми днями возятся с «инструментами»: Даня мастерит робота из проволоки и остатков старого компьютера, а Сеня – новейший планшет. Из картона и пластилина. Вся детская комната в обрезках, обломках, бумажках, стружках. Мама сокрушенно качает головой, но молчит.

- Может, сделать внушение оболтусам, - спрашиваю я шутливо.

- Ни в коем случае! – говорит она. – Ты вспомни, с чего вся эта деятельность у них начиналась. Пусть уж лучше в своей комнате мусорят…

И я понял, что она права. Когда вспомнил, как Даня сделал «евроокна», прорезав огромные дыры в шторах, а Сеня превратил мой выходной костюм в «скафандр», опутав рукава и штанины разными проводами и веревками.

- Хорошо, что Ванины очумелые ручки еще не доросли до таких подвигов, вздохнула мама. – Хоть годик отдохнем от порчи имущества.

Я тактично промолчал и не стал напоминать супруге, что первый Ванин «подвиг» пришелся аккурат на два года. Он тогда опутал нитками целую комнату, заявив, что он паук и это его паутина. И хотя нитки были толстые, шерстяные и очень заметные, я таки запнулся о ту коварную часть «паутины», которая протянулась от ножки дивана к ножке стола…

И вот, в обычный день, когда ничто не предвещало беды, я вернулся домой с работы в очень хорошем настроении. Потому что это была пятница, и она еще не кончилась, а это значит, что и выходные еще не начинались, и впереди у меня целых два с хвостиком свободных дня. И этот пятничный «хвостик» казался мне таким бесконечным, что я запланировал очень много дел: поболтать с женой, почитать газету, повозиться с пацанами и помочь, наконец, Сене доделать его хитроумное изобретение. А потом смотреть спортивный канал до самой ночи, в свое удовольствие.

В квартире пахло блинчиками и котлетами. Я раздевался и разувался в прихожей, и у меня текли слюнки. Сеня и Даня выбежали встречать меня и увлекли в свою комнату, чтобы я полюбовался на их достижения в области науки и техники. Потом я ушел на кухню к жене, чтобы полюбоваться на ее достижения. И так долго любовался и дегустировал, что не сразу сообразил: а где Ваня? Этот вопрос возник так неожиданно, что я чуть не уронил тарелку.

- Да он спит, - сказала жена. – Представляешь, весь тихий час пел в кровати песни, а по дороге из сада уснул в санках. Пора бы его будить.

- Я сам, - сказал я и взял с тарелки самый вкусный блинчик.

Я очень люблю так будить Ваньку: взять что-нибудь вкусненькое и водить у его сонного носика. Ванюшка – лакомка. И его носик еще во сне начинает шевелиться, как у кролика. А потом потихоньку открываются глазки и сразу высовывается язычок. Но войдя в комнату с самыми лучшими намерениями, я тут же выронил блин и, не успев даже охнуть, поскользнулся на чем-то мягком и липком. Я приземлился очень болезненно и огляделся вокруг. Весь пол в комнате был заляпан разноцветными кляксами, а у самого балкона сидел вполне бодрый Ваня. Сидел среди двадцати четырех открытых банок с гуашью. Мне не пришлось даже пересчитывать, потому что я сразу понял, что банок ровно двадцать четыре. Потому что бабушка подарила Сене и Дане два набора красок по 12 цветов, и новенькая гуашь, еще ни разу не открытая, стояла у нас в шкафчике про запас.

- Ваня, что это? – спросил я, пытаясь подняться.

Ваня посмотрел сначала на свои разноцветные ладошки, потом вытер их об шторы и спрятал, на всякий случай, за спину.

В комнату вошла мама. Она сначала застыла, видимо, в немом восторге, но все же нашла в себе силы спросить:

- Ванюша, ты уже проснулся?

- Поснуся! – обрадовался Ванька. – Кусять хотю. Ам-ам.

- А что ты тут такое нарисовал? – дрогнувшим голосом поинтересовалась мама.

- Кавёл, - сказал Ваня и поднял с пола блинчик.

Мы ничего не поняли, но подоспевшие старшие братья все нам быстренько перевели:

- Да ковер он нарисовал, ковер! Чего тут непонятного!

- Ага, и у меня когда-то была такая мысль! – радостно сообщил Сеня. Но сразу примолк, потому что мама как раз вошла в комнату с ведром и раздумывала, кому бы его вручить.

На кухне тихо пригорали котлеты…

Автор: Алексей БАЗАРОВ.

очень комнату сразу сказал потом чтобы ковер достижения головой стружках сокрушенно качает комнате молчит мальчишки Потому потому банок когда сначала

Возврат к списку