USD 66.16 | EUR 77.68
Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

Городские доминанты

233 |

Уфа вновь в поиске разумных градостроительных решений. То ли она возьмет курс на парковость, то ли обрастет спальными кварталами, или уплотнит застройку в центральной части, проложит новые проспекты… Вариантов множество. До сих пор не хватало только единой cтратегии, которая учитывала бы все нюансы столицы и предлагала оптимальные варианты. Свой взгляд на развитие города предложил главный архитектор Уфы Олег Байдин, занявший этот пост в минувшем декабре. Он коренной уфимец, образование получил в Нефтяном университете, до кадровой рокировки являлся директором ЗАО «Генпроект».

Городские доминанты
- Олег Анатольевич, что вы думаете об архитектурном облике нашей столицы?
- Достаточно унылый, я бы употребил определение «тиражность». В том числе и потому, что процессы, происходившие у нас в последние годы, когда был перекос в сторону механического наращивания квадратных метров в ущерб эстетике, превратили многих архитекторов просто в делателей проектов. Зачастую они выполняют техническую задачу визуализации параметров размещаемого инвестором объекта. Но каждый проект должен иметь свою легенду, и пусть это звучит высокопарно, главная задача архитектора - в поиске красивого решения. Во многих проектах здание никак не связано, как это должно быть, с местом, где планируется его разместить, зато целиком соответствует ожиданиям инвестора получить максимальные объемы недвижимости.
- Вы думаете, что ситуацию можно переломить? Инвестор заинтересован в том, чтобы сэкономить и часто это происходит именно за счет архитектурных изысков. Сейчас условия экономики такие. Проектировщику трудно навязывать заказчику свое мнение.
- Ситуацию поправить можно и нужно. Для этого есть отработанные рычаги. Другое дело, что задача такая прежде не ставилась. Если говорить отдельно об инвесторах, я бы не стал их демонизировать. Это просто предприниматели, которые хотят путем строительства объектов получить доход. Но при этом вопрос внешнего вида здания для них не на последнем месте. Они тоже об этом думают.
Важный момент в решении данной задачи – передача стадии разработки проекта планировки и межевания участков в подведомственность муниципалитета. Чем важен этот документ? Тем, что он выступает стратегией по развитию конкретной территории: что здесь должно быть размещено и в каких объемах. И то, что эту стадию выполняет инвестор, а не город, неправильно. Именно муниципалитет, опираясь на мнение жителей, должен определять, что он в этом квартале хочет видеть, то ли зеленую зону, то ли полноценный детский сад. Ведь он смотрит на картину в целом, а инвестор - более узко: получив участок, с относительным успехом осваивает его, максимизирует свою прибыль.
Кроме того, разрабатывая проект планировки и межевания самостоятельно, инвестор вступает в туманную область. Как правило, на этом пути компанию ему составляет проектировщик, который, может, и неплох, как объемщик, но слабо подготовлен как градостроитель и не очень понимает, что в итоге получится. А если эту работу проводится городом, инвестор входит в проект, когда стратегия по участку уже разработана, и он получает совершенно четкую, понятную и, что немаловажно, управляемую ситуацию.
- Мэр неоднократно критиковал строителей за низкое качество работы. В чем здесь причина?
- Вторая важнейшая область нашего внимания - контроль и качество того, что проектируется. Это потом влияет и на качество строительства. Сегодня в силу ряда причин, в том числе правовых, в Уфе отменены важные стадии. К примеру, такая как эскизный проект, включавший в себя планы, фасады, разрезы, генплан объекта. Он позволял еще до начала проектирования обсудить и определить основные характеристики и показатели, в том числе и внешний вид. Сейчас в Уфе этой стадии нет и, зачастую, происходит следующее: инвестор покупает участок, там что-то проектирует вразрез с действующими нормами, проводит каким-то образом экспертизу, а потом предъявляет требование выдать разрешение на строительство объекта. Мы видим, что он не только не соответствует интересам города и уфимцев, но и нормативной базе, но оспорить экспертизу не можем – формально закон соблюден. Жители возмущаются, обращаются в администрацию. И вот получаем, мягко говоря, криминальную ситуацию.
Чтобы исправить сложившееся положение, по примеру Москвы и других городов-миллионников начата разработка муниципального регламента по утверждению АГР – архитектурно-градостроительных решений, которые согласовываются до начала проектирования.
- В историческом центре Уфы возводится огромный жилой комплекс «Уфимский Кремль». Но новоселы уже звонят нам в редакцию и жалуются, что нет нового детского сада, а расположенная рядом школа №3 переполнена, и устроить туда ребенка невозможно. Но на паспорте было указано, что детский сад предусмотрен. И это не единственный такой пример в городе. Почему так получается?
- Причина все та же, кроме того, на данную территорию проект планировки и межевания вообще не разрабатывался. Это позволило инвестору отойти от заявленных ранее планировочных решений и на месте детского сада разместить еще один жилой дом, хотя в нормативах четко регламентируется нагрузка на участок: наличие игровых и спортивных площадок, школ, и детских садов, причем полноценных, а не тех, которые повелось организовывать в Уфе, занимая первые этажи жилых домов.
Ведь возвращаясь к инвестору – иногда он размещает школу на самом неудобном участке, там, где геология плохая, либо чудовищный снос, который никогда не будет реализован, либо будет, но за счет города и с большими усилиями. Вот чтобы этого всего не происходило, планировочную документацию должен разрабатывать город.
Это важные вещи, которые необходимо возрождать. Для этого требуется юридическое вмешательство, но работа в этом направлении идет. Через пару месяцев мы сможем представить свои поправки в городской Совет, чтобы все было законно.
Готовые проекты планировки и межевания, во-первых, помогут избежать вышеописанных ситуаций, во-вторых, привлечь инвесторов, ориентированных не просто на прибыль, а на качественное выполнение работы.
Получая готовую документацию, они, прежде всего, смогут экономить время. Ведь сейчас на ее разработку уходит до полутора лет. Это драгоценное время, в течение которого инвестор не может приступить к практической реализации своих задач, что неблагоприятно сказывается на бизнесе. Кто-то, не желая ждать, просто уходит в другой регион, где все более четко и понятно.
Говоря об архитектуре, я имею в виду не просто внешний облик зданий, картинку, а более глубокие вещи, которые не лежат на поверхности - это нормативная база, которая на данный момент нуждается в доработке. Усилия по ее усовершенствованию приведут в конечном счете к тому, что Уфа обретет гармонию не только эстетическую, но и в плане комфорта. Вернуть городу привлекательность как для инвесторов, так и для его жителей – вот наша задача.
- На каком этапе сейчас разработка Стратегии развития города и нового Генплана, о которых так много говорилось в последнее время? Какие важные моменты нашли в них свое отражение?
- Касательно Стратегии могу сказать, что сейчас мы подходим к стадии конкурсных процедур, чтобы к концу года ее иметь. С Генпланом стартуем немного позже, но также в течение 2-3 месяцев.
Есть такой важный момент, как функциональное планирование. В последние годы из тела города исчез целый ряд производственных площадок. Идея была благая – вынести источники загрязнений из зоны жилой застройки. Однако предприятия, лишенные экологического контроля, своими выбросами «дотянулись» до жилья, плюс появилась серьезная транспортная проблема. Если раньше человек доходил до работы за 10-15 минут и у него не было необходимости пользоваться транспортом, то сегодня он должен потратить на это минут сорок или час. Для этого уфимец, как правило, садится в собственный автомобиль.
Мы делаем ставку на общественный транспорт. В плане преодоления расстояний в современном комфортном городе автомобилю отводится отнюдь не первое место. Ни один мегаполис не может обслужить себя только личным транспортом, лишь общественный способен обеспечить высокую провозную способность. К примеру, в развитых американских городах площадь дорог занимает около 20 %, в европейских - 10-12 %, в Москве, которая очень хорошо обеспечена ими, около 7 %, а у нас и того меньше. Но вы же понимаете, что мы не можем до бесконечности расширять дороги, урезая ткань города? Психологически комфортно находиться в городе, где идя по одной стороне улицы, вы видите глаза прохожего, идущего по другой. Много ли таких улиц осталось в Уфе?
Говоря об общественном транспорте, мы имеем в виду электротранспорт. Если он хорошо организован и качественно функционирует, человек вместо того чтобы сесть за руль своего автомобиля, предпочтет перемещаться на трамвае или троллейбусе.
Третий момент касается «красных линий». В старом Генплане они пролагались исключительно исходя из соображений пропуска постоянно растущего транспортного потока. Ряд важных вопросов, а именно сохранение объектов культурного наследия, оставались вне поля зрения. Если говорить об историческом центре, практически везде они проходят через памятники. Этот вопрос необходимо будет решать в рамках Генерального плана. В нем мы даем ответы на множество вопросов. Куда будет устремлена наша столица: останется такой же или превратится в мегаполис? Есть еще тема Уфимской агломерации. Словом, мы попробуем взглянуть на традиционное понятие о городе шире.
- Когда в 2016 году просел грунт вблизи жилых домов по улице Интернациональной, была поднята тема по созданию геологической карты города. Есть ли результаты?
- Тема остается открытой. До сих пор действует районирование, которое не отвечает реальному положению дел и давно устарело. Сегодня экспертиза не принимает районирование по карстам, на которое ссылаются проектировщики, потому что эксперты понимают, что оно условно, и требуют геологические исследования по каждой площадке. Это очень сложное и серьезное направление. Я думаю, что мы эту тему будем продолжать, вернем в штат геологов. Наработки по этому вопросу очень хорошие.
Когда возникают аварийные ситуации, поднимается шум, и все сразу вспоминают, что этим нужно заниматься. Но думаю, ждать чрезвычайных происшествий не стоит. Карст только один из опасных геологических процессов, под землей их проходит больше тридцати.
Обеспечение геологической безопасности - комплексная задача. Уфа в этом смысле непростой участок с неустойчивой сейсмикой. При этом она единственная среди крупных городов в регионе, не имеющая собственную постоянно действующую сейсмическую станцию. Есть небольшая, которую в частном порядке содержит один энтузиаст. Но этого недостаточно. Столица республики должна иметь свою сейсмическую станцию для слежения за глубинными процессами.
- В каких кварталах города, на ваш взгляд, стоит провести реновацию в первую очередь?
- Если говорить о реновации кварталов с массовой жилой застройкой, возведенных десятилетия назад, то эти процессы хуже или лучше шли в разных городах. Лидером была Москва, которая пошла по пути сноса, что достаточно не просто, как экономически, так и организационно. Но решения есть. Успешных примеров достаточно как в стране, так и за рубежом.
На территории Уфы целые кварталы, застроенные хрущевками, и вопрос о том, как повысить в них качество жизни, весьма животрепещущий. То же самое относится к домам массовых серий более позднего периода. На повестке дня - повышение комфортности проживания в них, насыщение элементами благоустройства прилегающих дворов.
- Но в Уфе остается довольно много частного сектора, причем в центре и довольно ветхого.
- С ним ситуация крайне проста. Когда застройщик выходит на площадку и для ее освоения вынужден идти на снос, он остается один на один с мгновенно оформленными в собственность избушками, за которые предъявляется невообразимых размеров неустойка. Попытки прийти к консенсусу успеха не имеют.
Решением вопроса является кадастрирование земель и земельный налог. Если по проекту планировки и межевания на участке, который занимают два домика, может разместиться двадцатиэтажка, на его собственников необходимо наложить соответствующий земельный налог. В типологии жилья была и есть городская резиденция, но каждый тип проживания на территории города должен иметь соответствующую справедливую стоимость. Этот вопрос также находится в разработке.
Сама тема существования в центре города особняка сложилась в Уфе исторически и остается актуальной. Это доказывают доставшиеся нам в наследство, к примеру, дом Лаптевых, а сейчас Художественный музей имени М.В. Нестерова, особняк Поносовой-Молло, который занимает Археологический музей Академии наук РБ. Они подтверждают, что усадебное проживание в условиях города всегда пользовалось спросом. Потому что есть такое понятие, как жилье представительского класса. Но живущие в нем платят иную ренту. И когда произойдет упорядочение налоговой нагрузки на земельные участки в зависимости от того, где они находятся, думаю, вопрос будет решен.
- Что вы думаете об историческом облике Уфы? Сейчас стало модно часть старинного фасада встраивать в современную коробку. Стоит ли сохранять памятники таким образом?
- Каждый конкретный объект необходимо рассматривать индивидуально. Есть и такой способ, но необходимо понимать, что если часть объекта встраивается во что-то, это уже не совсем он прежний. В исключительных случаях, возможно, для сохранения элементов старины, этот способ имеет право на жизнь.
Вопрос сохранения объектов культурного наследия нас очень волнует. К сожалению, сложилась ситуация, когда республиканское Управление по государственной охране объектов культурного наследия никак в этом не взаимодействует с городом и даже саботирует нашу работу, отказываясь предоставлять информацию об исторических памятниках, имеющихся на территории Уфы. Но мы ведь должны понимать, что именно является предметом охраны, по каким признакам объект отнесен к памятникам, чтобы работать в этом направлении качественно?
Следующий иррациональный момент, когда восстанавливается утраченный памятник – фактически новодел, который уже не является первоисточником. Парадокс, но он также числится памятником и ему присваивается охранный статус. К примеру, заново отстроенный дом Бушмариных на улице Ленина - памятник. Или Башкирский драмтеатр, под которым на момент строительства сохранялись исторические элементы, тоже целиком является памятником. Удивительно, но под охраной остаются даже снесенные здания. В том числе много лет назад утраченный Видинеевский театр в бывшем парке Луначарского, который ныне называется Садом Аксакова. Территория, на которой он размещался, неприкосновенна, ведь здесь находился памятник. Управление требует археологические изыскания даже в микрорайоне Сипайлово, который является намывной территорией.
Не так давно Управлением по госохране объектов культурного наследия республики принят историко-культурный опорный план. Сам по себе этот документ не несет ничего нового – на план города нанесены объекты культурного наследия из реестра с защитными зонами, это просто основа для работы: проектирования охранных зон. Однако принятый в качестве окончательного документа он способен привести город в состояние стагнации. К тому же идея присвоить Уфе статус исторического поселения, каковым из крупных городов России является только Санкт-Петербург, все остальные - небольшие города-музеи типа Елабуги, лишит ее всяких перспектив на развитие.
Принято решение, что в структуре Управления по архитектуре и градостроительству мы создадим собственный отдел по охране памятников культурного наследия, потому что это крайне важная для города задача, которая сегодня не решается.
Я свою задачу, в частности, вижу в том, чтобы люди, родившиеся в Уфе, из своего города не уезжали, были патриотами своей малой родины и видели свое будущее именно здесь. Один из главных моментов для ее решения – возможность идентификации себя с этим городом. И объекты культурного наследия являются одним из важнейших элементов прорастания в его среду.

Автор: Альбина ЗУБАРЕВА.

Городская среда Архитектура Уфа

Возврат к списку