USD 65.81 | EUR 75.32
Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

Гузель Яхина: сценарное образование помогло мне написать роман

477 |

- Я в первый раз в Уфе. Но одно из самых дорогих читательских писем я получила отсюда - от дедушки 93 лет, который тоже был раскулачен. В его судьбе много общего с судьбой моей бабушки, - сказала журналистам Гузель Яхина - автор романа «Зулейха открывает глаза», лауреат премий «Большая книга» и «Ясная Поляна»-2015. Она посетила наш город в том числе и для того, чтобы познакомиться с актерами Башкирского театра драмы имени М. Гафури, где роман должен обрести сценическую жизнь.

Гузель Яхина: сценарное образование помогло мне написать роман

«Этот роман принадлежит тому роду литературы, который, казалось бы, совершенно утрачен со времени распада СССР, - написала Людмила Улицкая в предисловии. - У нас была прекрасная плеяда двукультурных писателей, которые принадлежали одному из этносов, населяющих империю, но писавших на русском языке. Фазиль Искандер, Юрий Рытхэу, Анатолий Ким, Олжас Сулейменов, Чингиз Айтматов… Казалось бы, продолжения этому не будет, исчезнувший материк. Но произошло редкое и радостное событие - пришел новый прозаик, молодая татарская женщина Гузель Яхина и легко встала в ряд этих мастеров.

Роман «Зулейха открывает глаза» - великолепный дебют. Он обладает главным качеством настоящей литературы - попадает прямо в сердце. Рассказ о судьбе главной героини, татарской крестьянки времен раскулачивания, дышит такой подлинностью, достоверностью и обаянием, которые не так уж часто встречаются в последние десятилетия в огромном потоке современной прозы».

dl_image_12254.jpg

Ну а мы воспользуемся случаем еще пообщаться с автором.

- Два первых предложения о постановке, которые я получила, были от людей связанных с Уфой: сначала это был Искандер Сакаев (уфимский режиссер, работал в Александринском театре, сегодня ставит спектакли в разных театрах России – прим.). Он предложил мне сделать театральный эскиз, который был показан в рамках летней лаборатории в МХТ. Надеюсь, получится полноценный спектакль. Также предложение поставить роман поступило от режиссера Башдрамтеатра Айрата Абушахманова. Мы познакомились во время его приезда на «Золотую маску» со спектаклем «Черноликие». Посмотрев спектакль, я сразу сказала, что влюблена в этого режиссера и готова отдать ему роман. Как мне показалось что он умеет работать очень тонко – например, бережно и притом современно поставить классику.

- У вас не было сомнений, доверять ли спектакль провинциальному театру?

- Для меня есть только хороший театр и не очень. Я доверяю режиссеру и готова к любому его прочтению.

- Кто создаст сценический вариант текста в Уфе?

- Насколько я знаю, это Ярослава Пулинович. (Ярослава Пулинович - известный российский драматург, ее пьесы идут как за рубежом так и в Москве и многих городах России, в том числе в русском драматическом театре - пьеса «Бесконечный апрель»). Мы с ней не знакомы, и я не конролирую этот процесс. Здесь важно, чтобы Айрат Абушахманов чувствовал себя свободным - если автор будет нависать над режиссером, ничего хорошего не получится. Я это знаю из своего маленького, но все-таки опыта сценарной деятельности.

- А что с фильмом?

- Подписан договор с каналом «Россия», он работает над сценарием. Речь идет о шестисерийном фильме. Конечно, мне бы хотелось видеть в главной роли Чулпан Хаматову. Она роман читала, ей понравилось. Но все зависит от канала.

- Почему сейчас молодые авторы так часто обращаются к эпохе репрессий? «Сахарный ребенок» Ольги Громовой, «Обитель» Захара Прилепина, «История одной зэчки» Екатерины Матвеевой…

- Сейчас подросли внуки тех, кто через это прошел, и им хочется разобраться самим, узнать не из книг, а из архивов, мемуаров… Я внучка, вернее, правнучка тех, кто был раскулачен: это была семья моей бабушки. Хотелось приблизиться к тем, кто уже ушел от нас, лучше их понять. То поколение - молчащее поколение, как называет его Людмила Улицкая - иногда очень сложно любить, потому что не понимаешь, что это за люди. Очень жесткие, цельные. Другие.

0_5dd76_17d5bac6_XL.jpg

Лагерь спецпереселенцев.

- Деревня Симрук.. Есть ли прототип этой деревни? В Красноярском крае, тоже на Ангаре, существует деревня Татарка..

- Прототип есть. Деревня, где росла моя бабушка, называлась Пит-городок, это на берегу реки Большой Пит. Сейчас там никто не живет, но, как я узнала после публикации, питчане ездят туда - ухаживают за могилами. Оттуда я взяла атмосферу полного интернационала на крохотном клочке земли, окруженном тайгой. Какие-то детали брала из мемуаров других переселенных в Сибирь: они часто повторяются. Например, эпизод с солянкой, где они замешивают соль и едят как суп, потому что есть нечего.

YeniseiRiverShipping-3097.jpg

- Лев Толстой, работая над «Войной и миром», заметил, что Наташа сама решила выти замуж за Пьера. А у вас Зулейха жила своей жизнью?

- Да. Например, я думала, что героиня будет жить только сыном, но когда получилось, что Зулейха едет в одном вагоне с молодым красноармейцем, и они одного возраста, я поняла что между ними что-то возникнет. И это было большое удовольствие, когда герои начинали действовать сами. Если автор вынужден все время дергать за нитки - получается такой механический театр, а не живое произведение.

- Сюжет о Юсуфе и Зулейхе известен, в репертуаре Башдрамтеатре есть спектакль с таким названием. Он трактовался многократно, но у вас кажется самая необычная трактовка… Думаешь, что она найдет себе мужчину по имени Юзуф, а оказывается, что это ее сын. Вы знакомились с этим сюжетом?

- Это литературный памятник восточных народов, я его знала, и, действительно, мне было важно, чтобы эта тема прозвучала. Одно время я думал назвать героиню другим именем… но не смогла устоять перед искушением. Вопрос что для женщины важнее - любовь к ребенку или к мужчине - проходит нитью через весь роман. Об этом, по большому счету спорят Зулейха и Упыриха.

gbr_6477.jpg

Сцена из спектакля "Юсуф и Зулейха"

Таким образом, рома растет из тюркской мифологии: легенды о Юзуфе и Зулейхе и еще о птице Симург. Что касается того, что Юзуф стал на поселении русскоговорящим - это просто соответствует исторической правде. Моя бабушка, когда через 16 лет вернулась из ссылки, уже говорила только по-русски.

- Вы вводите там очень много татарских слов.

- Это мой родной язык. До трех лет я говорила только по-татарски, русский выучила в детском саду. Меня выращивали бабушки и дедушки - с маминой стороны деревенские татары, с папиной - казанские татары, я перемещалась между их домами, и деревенский быт в романе воссоздан по моим воспоминаниям.

А лексика татарская введена специально, чтобы погрузить в атмосферу. Я слышала отзывы, что это экзотика, очень необычно и привлекает. А что касается переводов, здесь принимаются разные решения. Скажем, в финской версии они оставили все татарские слова – посчитали, что это будет понято - но убрали татарский словарик. А в английской версии татарских слов не будет: переводчик посчитал, что национальный колорит и так очень густой.

YeniseiRiverShipping-3089.jpg

Берег Большого Пита - притока Енисея.

- Вы говорили, что продолжения романа не будет. Хотя там есть сюжетная линия, которую можно продолжать. Не передумали?

- Нет. Меня всегда спрашивают - обычно это первый вопрос - что будет дальше с Юзуфом, а уже потом - с Зулейхой. Но в этой истории я уже поставила для себя точку. Когда так долго живешь с вещью, она настолько тебя захватывает, что уже хочется выйти из этого поля. Сейчас за рубежом выходят переводные версии, в некоторых странах я ее представляю - какое-то время еще буду жить с  этим персонажем. Но я бы не хотела, чтобы она бесконечно мне подмигивала.

- Есть ли еще темы, над которыми хочется поработать?

- Для автора всегда важно, чтобы тема шла из души, чтобы это звенело внутри. Есть, конечно - другое дело, что второй роман писать сложнее, после успеха первого – вдвойне сложней. Я сейчас этим занимаюсь, что получится - увидим. Я пока не готова рассказывать об этом.

IMG_0832.JPG

- Сразу ли вы нашли своего издателя?

- Нет. Это было непросто, хотя и не очень долго. Искала издательство сама - не получилось, рассылала в толстые журналы отрывки, чтобы заинтересовать - тоже нет. (Хотя первая публикация отрывка романа была в номере журнала «Сибирские огни» - прим.). А в итоге сработал путь - ну, европейский, наверное - это путь через литературное агентство. Я попала туда, можно сказать случайно, но очутилась в надежных руках. Из агентства Елены Костюкович текст попал на прочтение к Людмиле Улицкой, к Елене Шубиной, и вес это решилось буквально в течение двух недель. То, что меня опубликовали в «Редакции Елены Шубиной» (издательство АСТ) - огромный подарок, я радуюсь этому каждый день.

(Прим.: В «Редакции» издавались Захар Прилепин, Алексей Иванов, Татьяна Толстая, Александр Иличевский, Михаил Шишкин, Владимир Шаров, Павел Басинский, Леонид Юзефович, Сергей Шаргунов, Александр Кабаков, Андрей Битов, Ольга Славникова, Александр Терехов, Андрей Рубанов, Елена Чижова, Павел Крусанов, Василий Аксенов, Марина Степнова, Роман Сенчин, Алиса Ганиева, Анна Матвеева, Александр Генис, Дмитрий Данилов, Евгений Водолазкин).

- И я не могла даже предположить что Людмила Улицкая будет меня читать и даже напишет предисловие, - продолжает Гузель Яхина.

IMG_4761.JPG

- Мечтали ли вы с детства стать писательницей?

- Скорее сценаристом. Кино было моей страстью. Я очень люблю Тарковского, считаю его своим учителем. Хотела поступать в ВГИК, но не хватило смелости, наверное… и я занималась совсем другими вещами. Окончила немецко-английское отделение Казанского пединститута, училась с Боннском университете, работала в немецкой фирме. Затем у меня было небольшое агентство, работала со своими культурными проектам: в частности, делала Год Германии в России - пиар-сопровождение. Уже давно живу в Москве, но и из Казани окончательно не уехала: все праздники мы с ребенком проводим в гостях у родственников.

- Считаете ли вы, что писателю необходимо получить жизненный опыт?

- Обязательно. Есть выражение: сценарист начинается после 30 лет. Я с ним согласна.

- Как долго вы шли к этой книге?

- Было опубликовано два рассказа, один - о Свияжске (остров недалеко от Казани), второй - о маленьком эпизоде войны. Плюс я училась в Школе кино, писала учебные сценарии, это тоже достаточно серьезный труд. Сценарное образование помогло мне написать роман, без него я бы не осилила такую большую вещь сразу. Два года я пыталась подступиться к нему - герои, события множились в голове, и было непонятно, как это укладывать в историю… Я и пошла учиться для того, чтобы лучше писать. Сначала я написала сценарий, а потом уже развернула его в романную ткань.

- Для этого нужно было освободиться от всех дел, забот о хлебе насущном.

- Да. Вы правы. Когда я себе разрешила заняться тем, чем давно хотелось - только тогда роман и получился. В это время я не работала. Нашла способ это сделать.

- И последний вопрос. Не кажется ли вам, что сегодняшние дети читают намного меньше? Что делать?

- Я могу сказать только о своем ребенке. Мне очень хотелось, чтобы дочь выросла читающей. Самый лучший  способ - не бегать за ним/ней с книжками, а читать самим. Это работает. Мы с мужем сами создавали библиотеку дочери. У нас есть страсть к советским книгам - с теми иллюстрациями, на которых мы сами выросли: для ребенка иллюстрации  чрезвычайно важны. Какие-то вещи даже искали на книжных барахолках. И дочь выросла на тех же книгах, что и мы.




Автор: Екатерина Климович

Зулейха открывает глаза Гузель Яхина Башдрамтеатр Юсуф и Зулейха

Возврат к списку