USD 56.63 | EUR 69.27
За лучшую новость 500 рублей
Уфа ВИП Интернейшнл

За окнами старого дома

236 |

Газетное сообщение: «В Уфе ИСК отреставрирует усадьбу братьев Соловьевых на улице Свердлова. Два дома – №86 и №88 (одноэтажный деревянный и двухэтажный из смешанных материалов) выкупило у владельцев АО «Инвестиционно-строительный комитет» и планирует провести реставрацию строений, признанных объектами культурного наследия».

За окнами старого дома
«Дорогая Маргарита! Спасибо тебе за поздравление и пожелание. Их на этот раз было много, и официальных и неофициальных…» – согласитесь, такие слова можно адресовать только близкому человеку. Письма нашего великого земляка художника Михаила Нестерова к племяннице Маргарите Михайловне Облецовой разобраны нашими искусствоведами, казалось бы, по косточкам. После смерти в 1913 г. сестры Нестерова Александры, Маргарита Михайловна получила часть вещей покойной. Именно она сохранила детские вещи своего дяди, его работы. Но, как выясняется, в Башкирский художественный музей эти реликвии передала уже не Маргарита, а Магдалина Елеазарова. Дело в том, что в последний год войны М.М. Облецова скончалась, и всё имущество покойной как бы автоматически перешло к её родной сестре. Первый и главный вывод из этого: сёстры проживали в одном доме. Более того, можно смело говорить, что дом этот сохранился – он стоит на нынешней улице Свердлова…

DSC04277.JPGУфимской переписью 1879 года отмечено, что угол улиц Малой Казанской и Ханыковской (ныне Свердлова и Гоголя), а также большой участок в 57 квартале (чётная сторона нынешней улицы Свердлова между Гоголя и Аксакова) занимают владения купца 2-й гильдии, члена учётного комитета Уфимского отделения Государственного банка Григория Соловьёва. Что касается купеческой «специализации» Г.С. Соловьёва, то в 1876 году он назван торговцем железным, скобяным и медным товаром в Уфимском гостином дворе, а в 1899-м он торгует чаем и сахаром в Стерлитамаке, Верхнеуральске и Самарской губернии: «Чаи под казённой бандеролью собственной развески потомственного почётного гражданина Григория Семёновича Соловьёва… Фирма существует с 1872 года». Гораздо меньше «засветился» в печатных источниках его брат – Фёдор Семёнович, в Адрес-календаре на 1899-й читаем о нём: «Губернский попечительский совет о тюрьмах, один из директоров, высочайше утвержденных в сем звании». Но это, пожалуй, и всё.
Раскладочная ведомость налогов 1897 года уточняет, что на большом участке по Малой Казанской находятся двухэтажный дом с каменным первым этажом, деревянный дом с антресолями (проще говоря, со вторым этажом в части дома), а также баня, каретник, конюшня, сарай и погреб. Все строения, как и водилось в то время на усадьбах состоятельных владельцев, крыты железом.

Некоторые считают, что дом этот (ныне Свердлова, 88) построен едва ли не в 50-е годы позапрошлого века, хотя мода на резные наличники появилась в наших краях вряд ли раньше начала 1880-х годов. Тем более что дом просто огромный, по кубатуре с ним могли состязаться разве что Видинеевский летний театр, особняк Колотова на Аксаковской да казённые кирпичные здания.
В 1904-м участком всё ещё владеет Г.С. Соловьёв, в феврале 1906-го Григорий Семёнович и его сыновья выступили в Стерлитамаке как поручители на венчании (т.е. свидетели – раньше на эту роль приглашались люди женатые, знакомые с семейной и супружеской жизнью) купеческого сына Василия Михайловича Звездина и Валентины Алексеевны Соловьевой. А в 1908-м участок уже числится за наследниками. После раздела имущества усадьба №48 с одноэтажным домом была записана на Александра Григорьевича, а №50 – на Фёдора Григорьевича (в советское время нумерация изменилась: №№ 48 и 50 сейчас, соответственно, являются 86-м и 88-м по улице Свердлова).
Торговые дела семьи стал вести Фёдор Григорьевич, на многих брошюрах и книгах, изданных в дореволюционной Уфе, стоит отметка типографии и переплётной «Соловьев Ф.Г. и Ко» (улица Центральная, дом Городской управы, 50 человек работающих), причём в Гостином дворе продолжало торговлю товарищество «Соловьев Г.С. и Ко». Кроме того, Ф.Г. Соловьев являлся агентом (представителем) страхового общества «Русский Лойд».

События 1917 г., понятное дело, привели к перемене собственников: оба дома были муниципализированы (т.е. у Соловьёвых изъяты). Согласно переписи, в середине 20-х А.Г. Соловьев арендует бывший свой дом №48 (напомню, что вместо нумерации участков при советской власти стали нумеровать дома) у Горкомхоза, а в доме №50 проживают арендаторы Облецов, Булгакова, Елеазарова.
Выделим две фамилии – Облецов и Елеазарова, тем более что и Магдалина в девичестве была Облецовой. Кроме того, Облецовы, оказывается, приходятся родственниками Соловьёвым. Вот, например, в метрической книге 1916 года о крещении в уфимской Александровской церкви дочери Ионы Григорьевича Елеазарова и законной жены его Магдалины Михайловны указаны сын и дочь потомственного почётного гражданина – Анатолий и Ангелина Фёдоровичи Соловьёвы. Но Облецовы являлись также родственниками и уфимских купцов Нестеровых.

Соловьевы_1912.jpg 
Отец Маргариты и Магдалины купец Михаил Николаевич Облецов был выходцем из елецких мещан. Стерлитамакские купцы Ростовцевы причислены были из елецких купцов указом Уфимской градской думы в ноябре 1840 года, девичьи фамилии матери М.Н. Облецова и матери М.В. Нестерова – Ростовцевы, они были родными сестрами. Таким образом, М.Н. Облецов и М.В. Нестеров – двоюродные братья, а дети Облецова приходились художнику племянниками, правда, двоюродными. Почему Михаил Васильевич считал любимой племянницей именно Маргариту, пока не совсем ясно. Самое простое объяснение – возможно, он был её крёстным (восприемником), ведь запись о крещении Маргариты пока не выявлена.
У М.Н. Облецова и его жены Дарьи Владимировны (урождённой Карповой) родились шесть девочек и три мальчика. Из девочек выжили лишь четыре. Маргарита, 1872 г.р., работала классной надзирательницей в Мариинской женской гимназии, Магдалина до 1914 года работала во 2-й женской гимназии. В ноябре 1919 г. за некие прегрешения против новой власти Маргарита Михайловна была арестована и «осуждена в лагерь до конца гражданской войны». В тот же день арестовали и её сестру Магдалину Елеазарову («1880 г.р., гимназия, учитель»), но она «осуждена к ссылке без указания срока». В хранящемся в архиве ФСБ деле Магдалина Михайловна отмечена как «Елизарова» – возможно, фамилия дана на слух. Впрочем, и в Адрес-календаре Уфимской губернии на 1917 год её муж – надворный советник и помощник уездного исправника уездной полиции, записан как И.Г. Елизаров, хотя в более ранних адрес-календарях он везде числился как И.Г. Елеазаров. Вот вам и «причина» ареста: Магдалина «имела неосторожность» выйти замуж за представителя благородного сословия, к тому ж офицера. Одно это могло стать поводом для репрессий, не говоря уж о том, что муж, скорее всего, служил у белых. «В белых войсках Восточного фронта» служил и брат Маргариты и Магдалины, поручик Леонид Облецов, в 1922 году он жил в Томске. А Маргариту арестовали, возможно, на всякий случай или за попытку сопротивления аресту сестры.
Третья их сестра, Валентина Михайловна, стала Жаровой, проживала в Ногинске. А вот четвертая сестра вышла замуж за Фёдора Григорьевича Соловьёва. Но имя её установить не так-то просто, предстоит перерыть несколько метрических книг уфимских церквей.
Как сёстры Облецовы оказались в доме Соловьёвых на Малой Казанской, ещё предстоит выяснить. Первое, что приходит в голову, это то, что хозяйка приютила их у себя в годы диктатуры революционной законности, когда большие здания в центре города очищались от «чуждого элемента». Что касается Магдалины, то так, видимо, и было, но достаточно открыть Уфимскую справочную книгу на 1908 год, чтобы убедиться в том, что уже тогда Маргарита Михайловна Облецова жила в доме Соловьёвых. Так что в её случае, скорее всего, сыграли роль обстоятельства, связанные с загадочным для нас сегодня исчезновением в конце XIX века из сферы деловой жизни имени Михаила Облецова – должно быть, имело место катастрофическое разорение.

К сожалению, Владимир Алексеевич Смирнов в своей статье 1972 г. о сёстрах Облецовых имени жены Ф.Г. Соловьёва не назвал. В уфимском Адрес-календаре на 1914 год можно прочитать, что Людмила Михайловна Соловьёва состоит членом общества вспомоществования учащимся в торговой школе. Но, может, это всего лишь совпадение, а женой Ф.Г. Соловьёва была Зоя? Всё это предстоит уточнить – ведь это важные составляющие биографии Михаила Нестерова. И вполне возможно, что за окнами бывшего дома Соловьёва таится ещё много открытий и находок.

Автор: Анатолий ЧЕЧУХА.

Возврат к списку


Важные новости

Актуальные новости

VKontakte


закрыть


Facebook






Проверка на гениальность

Сайт администрации

Лучший муниципальный сайт

Золотой гонг


Реклама на сайте

AlfaSystems massmedia K3FN2SA