USD 65.81 | EUR 75.32
Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

На Большой Казанской…

315 |

Мы продолжаем рассказывать историю уфимских домов.  Несмотря на то, что большинство из них относится к массовой застройке, обезличены и однотипны, для каждого из нас  родной дом – особенный. Неважно, где вы живете – в каменном особняке в стиле модерн начала  прошлого века, в «сталинке» с трехметровыми потолками или обычной пятиэтажке, многоэтажном доме 70-80-х или новенькой, вчера только встретившей  первых жильцов, новостройке. У каждого дома есть история, и она, в первую очередь – в людях.

На Большой Казанской…
С этой улицы начинается большинство экскурсионных маршрутов, статус «лица» города закрепился за ней еще в середине позапрошлого века, а в будущем она имеет все шансы стать уфимским Арбатом. Улица Октябрьской революции, бывшая Большая Казанская, действительно знаковая. Здесь на каждом шагу вы встретите памятники архитектуры и истории: бывшее приходское училище, а ныне социально-гуманитарный факультет педуниверситета, усадьбу Шамовых с оградой и воротами, Спасская церковь, неумолимо спускающуюся в овраг, «Чижовский квартал». Многие особняки сегодня занимают различные организации, но большая часть улицы все еще остается жилой. Неспешно прогуливаясь в тени кленов и яблонь, рассматривая живописные домики, погружаешься в особую атмосферу. Крепкие каменные особняки сменяют деревянные дома. Резные фасады хранят немало тайн, они были свидетелями великих событий целого столетия: народных гуляний и траурных шествий.

Охранная зона

Сегодня мы заглянем в один из домов и узнаем, как живут и чего ждут местные жители, невольные обитатели музея под открытым небом.

… Деревянный, двухэтажный, под номером 16, был построен в 1890-х годах. Он явно терялся на фоне внушительного полицейского управления (ныне Управление пожарной охраны) и сегодня в архитектурном плане не спорит с более внушительными соседями.

- Построен он в характерном для того времени стиле эклектики, - говорит историк Научно-производственного центра по охране памятников Павел Егоров. – И согласно перечню является выявленным памятником особой категории - в комплексе памятников архитектуры красной линии Охранной зоны ул. Октябрьской революции (Б. Казанской).

У него долгое время был просторный двор, а принадлежало все это уфимцу Карпу Лукьяновичу Петровскому. К сожалению, о нем мало что известно, и чем был славен домовладелец, нам пока не удалось узнать. Единственное о чем можно говорить уверенно, что по Справочным книгам 1904 и 1908 годов он является хозяином земельного участка и в списках чиновных должностей не упомянут.

Коллективная память старожилов знает еще одного владельца, некоего Степанова, державшего здесь каретную мастерскую. Такой «бизнес» был вполне уместен для обитателей Большой Казанской, здесь при усадьбах часто устраивали лавки и мастерские. Но в основном, здание, сколько себя помнит, всегда было жилым.

Старинная часть его будто спряталась от посторонних глаз во дворе, выставив на всеобщее обозрение лишь скромный фасад. В послевоенные годы он дополнился пристроями, увеличив жилищный фонд, но изрядно испортив вид. Также позже жильцы увеличили число входных групп – каждый хотел сделать себе отдельный вход с крыльцом.

Цвет деревянного дома постоянно менялся, его помнят и красно-коричневым, и зеленым. Перед саммитами его покрасили в нейтральный светло-желтый цвет, органично вписав в общий ряд.

- Мы живем здесь с 1974 года, - говорит Альфия Даутова. – Вышло это случайно, родители уже сделали взнос за кооперативную квартиру, но тут некая женщина предложила выгодный обмен. Дом планировали снести, и на его месте построить общежитие худграфа (которое в итоге возвели в студенческом городке на ул. Свердлова), а нам бы дали «трешку». Папа согласился – вот такая ирония судьбы!

Разговоры о сносе ведутся постоянно, пять лет назад даже называли район, где для переселенцев строят новый дом. Но с точки зрения закона снос здания невозможен, хотя его расселение и передача под другие функции вполне вероятна. Жильцы даже вновь называют дату – 2018 год.

- Когда иду утром проведать маму, такая красота открывается и что-то переворачивается внутри, - продолжает Альфия Камиловна. – Улица создает неповторимую теплую атмосферу старой Уфы, но жить в таких условиях очень тяжело. Полутемная квартирка с низкими потолками и небольшими окнам с поистине булгаковским видом на тротуар с вечно спешащими куда-то «ногами». Удобства у нас есть, но не у всех. В 1979 году папа установил сидячую ванную. Сегодня коммуникации в ужасном состоянии: трубы гнилые, сам дом оседает, бревна выкатываются из стен, проводка коротит… На наши заявления все только отмахиваются: «пожарка» рядом - потушат». При этом «коммуналка» не уступает обычным квартирам: за «двушку» в 50 кв.м выходит около 3500 рублей.

Дядя Миша

Время здесь течет медленно, и, бродя по улочкам, так хорошо мечтать и вспоминать события, давно ушедшие в прошлое, а то и вовсе никогда не случавшиеся. Образы домов и силуэты людей явственно встают перед глазами. Все кажется, что вот-вот загромыхает по улице Ленина трамвай и раздастся слегка картавый, шутливый призыв мороженщика дяди Миши. Его колоритную фигуру в неизменном белом халате (даже зимой поверх тулупа) помнят многие уфимцы, он торговал в небольшом киоске пломбиром и «цветным за 6 копеек» без малого три десятка лет. Дяди Миши, настоящее имя которого Нисель Моисеевич Латнер, не стало в 1999-м году.

Напротив, на том месте, где сейчас Макдональдс, располагался «Детский мир», витрины которого были вечно облеплены местной ребятней. Рядом с ним стоял еще один киоск с мороженым, не столь известным, как точка дяди Миши. За прилавком - продавщица Малика. Она жила в частном доме в районе улицы Кирова, и долгое время держала корову. Как-то, уже в 90-х, ее буренка вдруг исчезла. Искали долго, но «пропажу» нашли.

Жизнь в центре тех лет мало отличалась от окраины. Хотя люди здесь обитали самые разные: и интеллигенты, и рабочие. Конечно, в близлежащих «сталинках» получали квартиры видные деятели культуры и политики, науки. Но все одинаково бывали на сеансах в кинотеатре «Родина», а Новый год встречали на Советской площади, отдыхали в саду Аксакова или ходили любоваться Белой с висячего мостика в парке Крупской.

Местная ребятня, срезая путь по оврагам (которых давно нет), бегала в гимназию №3, а дошколят водили в сад № 30, располагавшийся в доме №12, снесенном в 1978 году. Ясельная группа размещалась на цокольном этаже, а старшая группа почти все время проводила на веранде. Во всяком случае, здесь практиковался здоровый сон в спальных мешках на свежем воздухе.

- Наш дом заселяли самые разные уфимцы, - вспоминает Альфия Даутова. – Были среди них и любители выпить, поэтому иногда случались коммунальные дрязги. Помню, как в ссоре одна соседка вылила на другую целый тазик дрожжевого теста. А к нам как раз должны были прийти гости… Мои родители, отец, Камиль Хакимович, историк, много лет директорствовал в вечерней школе № 2, а мама – Нина Павловна, филолог, 40 лет проработавшая учителем начальных классов в школе № 4, долго привыкали к такому соседству. Рассчитывали ведь, что не задержатся надолго, но вышло иначе, просто так эта улица не отпускает!

Сегодня окрестности заметно изменились: выросли высотки на Ново-Мостовой, давно уже возобновил свою работу Гостиный двор… Но сама улица, утратив в конце XIX века статус центральной городской магистрали, словно замерла, и остается сегодня одним из немногих сохранившихся уголков Уфы, где даже среди потока современных машин чувствуется вкус истории, слышится скрип покосившихся ступеней, а сады пахнут яблоками…


Автор: Екатерина МАРКОВА.

Фото: Риты ИШНИЯЗОВОЙ.

Возврат к списку