USD 66.42 | EUR 75.22
Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

Откровенность физиологии

344 |

Изучая историю западной цивилизации, всегда приходится удивляться тому, насколько искренне Запад совершает деяния, абсолютно несовместимые с общечеловеческими ценностями.

Откровенность физиологии
Надо уничтожить индейцев, чтобы воспользоваться их землями? Да не проблема — пошлем им зараженные оспой одеяла в подарок. Надо отжать Филиппины и Кубу? Нет ничего проще — взрываем собственный броненосец на Гаванском рейде. Опоздали к разделу колоний? Да какие тут вопросы — делаем Drang nach Osten и уничтожаем этих славянских недолюдей.
Пожалуй, нет такого преступления, которое бы не делалось западным миром с миной морального превосходства над недоразвитым противником. Достаточно вспомнить один из крестовых походов за Гробом Господним, который закончился разграблением христианского же Константинополя.
Перечислять можно бесконечно. И в этом, в принципе, нет ничего особенного. В той же истории России тоже можно найти немало человеконенавистнической мерзости. Но есть одна очень большая разница. Запад никогда не раскаивается в совершенном. Более того, он и сегодня продолжает считать, что все средства хороши для достижения благой для себя (!) цели. Это и вранье по поводу химоружия в Ираке, и вранье по поводу диктатуры Каддафи. Так в чем же дело?
А дело в том, что западная культура глубоко физиологична, в то время как культура Востока излишне одухотворенна. Грубо говоря, Запад движется банальной физилологией, облеченной в одежды красивых фраз о миссии западной цивилизации. Восток наоборот — движется силою духовных практик, считая физиологию чем-то постыдным.
Именно поэтому индивидуалистам так легко жить в западном мире и так тяжко существовать и хамелеонствовать в восточном. Потому что индивидуализм всегда физиологичен, коллективизм — духовен. И я не говорю сейчас о том, что физиология — всегда плохо, а любая духовность — всегда хорошо. Хочу подчеркнуть это особо. Просто такая фиксация разрыва по линии физиология-духовность наглядно показывает, почему мы никогда не можем понять поведение друг друга.
Русский, когда врет, убивает, совершает мерзость, прекрасно осознает, что он врет, убивает, совершает мерзость.
Западный человек осознает, что это мерзость, лишь тогда, когда эти деяния находятся вне закона и вне физиологических требований. А вот если преступление создается только во имя какой-то идеи, без физиологической и законной надобности, это тут же становится для западного человека мерзостью.
Кстати, это очень наглядно можно наблюдать по тому, как в наших цивилизациях относятся к такой физиологической потребности человека, как испускание газов. Русский человек, испортив воздух на людях, не знает куда деться, считает себя опозоренным. Западный человек отделается шуткой — ведь эта надобность естественна, причем тут испорченный воздух?
Поэтому бесполезно взывать к международному праву, к справедливости и банальной логике, если западный человек уже заряжен своей физиологической целью. Будь то «жизненное пространство», необходимость получения ресурсов или захват рынка сбыта. Западный человек ради этих целей пойдет на любое преступление и даже не будет ощущать это преступлением. В то же время попытка России защитить русских от попыток их геноцида в соседнем государстве всегда будет рассматриваться Западом как ужасное преступление против человечности. Ибо человечность может быть только западной. На Востоке живут недочеловеки. И этот тезис проходит через все попытки взаимной коммуникации.
Поэтому еще раз: пора перестать обращать внимание на мнимый моральный авторитет Запада. Это все равно, что ягненку взывать к совести волка. Все равно сожрут и назначат виноватыми.

Автор: Владимир Глинский.

Запад Россия

Возврат к списку