Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

28 лет пути от пропасти

197 |

На самом деле каждый год, с небывалым размахом отмечая эту дату, мы стараемся не вспоминать, что именно это событие послужило своеобразным триггером для цепной реакции суверенитетов в СССР.

28 лет пути от пропасти
Возможно, другого варианта история и не предусматривала. Более того, скорее всего данный вариант был наименее разрушителен из всех возможных. Вот только легче не становится. Страна с большим трудом вышла из состояния «грогги» и только-только начинает новое сосредоточение. В такие дни всегда хочется взглянуть на прошедшее отстраненным взглядом, чтобы осознать пройденный нами путь.
Девяностые годы запомнились мне каким-то невообразимым переплетением блистательных возможностей и смертельных опасностей. Помню, с моим другом решили заняться продажей бензина. Это был незабываемый месяц длительных телефонных переговоров. В эфире мелькали космические цифры. Казалось, вот-вот и мы ударим по рукам, но или покупатель куда-то исчезал, или продавец назначал новые цены, и все начиналось сначала. В конце концов, мы решили плюнуть на это дело и пошли искать себе более приземленную работу. В результате оба остались живы, а вот среди тех, кто тогда остался в том бизнесе, смертность была, как на фронте.
Сегодня иногда встречаю в соцсетях ностальгические ремарки, что 90-е было временем свободы и неограниченных возможностей, но мне почему-то вспоминаются унылые лица старушек и безработных инженеров, торгующих на московской площади у трех вокзалов. В руках они держали буханки хлеба, кольца колбасы, бутылки с сомнительным содержимым, а в глазах стояла безбрежная пустота. Нет, я не хочу повторения тех времен.
Потом наступили нулевые, в течение которых постдефолтная страна вдруг ощутила, что можно не только выживать. И она зажила – лихорадочно, ярко. Вдруг выяснилось, что для нас доступны не только родные речные заводи, но и берега Турции, Кипра и даже Бали. Да и наши города как-то встрепенулись и стали приводить себя в порядок. Вдруг выяснилось, что мы вовсе не хотим жить абы где, что для нас немаловажно, где гуляют наши дети, насколько комфортна городская среда.
А на переломе десятилетий, прямо посреди экономического и геополитического кризиса, обнаружилось, что нам даже небезразлична судьба нашей страны, к причудам которой в те же девяностые мы относились с равнодушием пасынков. И это тут же отразилось на формате телеэфира: пожалуй, наиболее благодатными, собирающими широкую аудиторию передачами стали бесконечные ток-шоу, посвященные роли России в глобальном мире. Не случайно последнее десятилетие ознаменовалось и еще одним странным явлением – появлением феномена «рассерженных горожан». И пусть порой оно принимает уродливые формы, в целом же это и есть тот самый субстрат, из которого произрастут институции будущего гражданского общества. И здесь главное его не «перегреть».
Поэтому мне кажется, что на днях мы отмечали не столько годовщину принятия известной Декларации, сколько праздник нашего общего пути от разверзшейся некогда перед нами пропасти.

Автор: Владимир ГЛИНСКИЙ.

День России

Возврат к списку